о дестриэ
Макс Скальд
Отправлено 19/1/2009 19:05 (#101854 - в ответ на #101850)
Тема: Re: о дестриэ


Moderator

Сообщений: 4619
20002000500100
Местонахождение: Ставрополь
Быстроногие испанские кони, которых разводили и в Кастилии, и в Арагоне, и в Леоне, славились по всей Западной Европе, где на них ездили короли и благородные воины. "Испания, богатая конями!..", – восклицал Винцентий Испанец еще около 1234 г. А продажа испанских коней в Южную Францию известна уже к 979 г. При Генрихе II Плантагенете торговые пошлины в Анжу на испанских коней составляли 12 денье, а на всех прочих коней – втрое меньше. Биограф Вильгельма Завоевателя (1070-е гг.) сообщает, что "короли Испании" присылали нормандскому герцогу в знак дружбы этих высоко ценимых коней. В устной традиции XII в. (Вас, около 1160-1174 г.) утверждается, что герцог Гийом восседал в битве при Гастингсе на добром испанском коне – "лучше его было не найти. Из Испании (d’Espaigne) его прислал король, в знак великой дружбы. Ни оружия, ни давки он не боялся, когда хозяин пришпоривал его. Готье Жиффар, бывший в [паломничестве] к Св. Иакову [Сантьяго], доставил его [герцогу]". По версии Гаймара, Жиффар участвовал в походе на Барбастро двумя годами ранее, и возможно там обзавелся испанским конем, которого и преподнес герцогу. Пример Робера II де Беллема доказывает, что герцог не был единственным обладателем испанских скакунов в Нормандии.
Вот эти столь популярные испанские боевые кони, согласно шансон-де-жест, и отличались не только красотой и скоростью бега, но и высоким ростом.

Вообще несколько заметок:
- конь, как писал Св. Ансельм о рыцаре, "столь необходим для него, что может справедливо описываться как его верный соратник. Ибо с конем он как атакует, так и обращает в бегство врага, либо, при необходимости, спасается от своих преследователей".
- Гийом из Пуатье и Мэтью Пэрис считают боевых скакунов рыцарей благородными, "превосходными", nobiles equi.
- в "Песни о моем Сиде" боевой конь наделяется такими эпитетами, как "добрый", "быстрый", "сильный"
- нормой было оставлять своего скакуна по завещанию монастырю, в котором желал упокоиться рыцарь. На погребальной церемонии полностью снаряженных коней заводили в церковь к ограде алтаря в присутствии священника, дабы и конь мог попрощаться со своим господином
Верх страницы Низ страницы