Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "omnia aequa et plana erunt Romano in perfidum Samnitem pugnant" (Чтобы драться с вероломным самнитом, всякое место будет для римлян и ровно, и удобно) Liv.IX,3,2 (некоторые из римлян во время окружения в Кавдинском ущелье)
- (Добавлено: Дмитрий П.)


Артаку о китайских колесницах
Модераторы: Ильдар

Предыдущая тема :: Следущая тема
       Основные форумы -> Peditatus equitatusque Формат сообщения 
 
Ильдар
Отправлено 11/8/2002 17:07 (#12928)
Тема: Артаку о китайских колесницах



Administrator

Сообщений: 8418
500020001000100100100100
Местонахождение: Россия, Уфа
Обещал-сделал.

Это все большие фрагменты из книги Нефедкина о subj. По тексту еще довольно много разбросано отдельных предложений, но их выковыривать я не стал.

--------------
Стр. 88-91

Чтобы понять, что было общего и в чем различалось колесничное дело в разных странах, обратимся к Китаю, который в первой половине I тыс. представлял собой классическую колесничную страну. Пример поединка колесничих по китайскому кодексу чести мы можем найти в трактате “Цзо чжуань” (X, 21, 5), где описывается битва при Пи между царством Цзинь и чуской коалицией (июль 520 г.). Тут перед основным боем встретились колесница князя Чэна из царства Сун и упряжка Хуа Бао, губернатора Аю. “Цзе-лу вез кун-цзе Чэна, а Чжуан Кинь был его копейщиком справа. Кань Чжоу вез Хуа Бао, губернатора Аю, вместе с Чжан Кэ в качестве копейщика. Эти две колесницы встретились, и Чэн стал уже уезжать, когда Хуа позвал: “Чэн!”, на что тот рассердился и развернулся [назад]. Когда он стал прикладывать свою стрелу к тетиве, Бао уже согнул свой лук. [Чэн] сказал: “Пусть дух князя Бина также поддержит меня!” (256). На это стрела Бао прошла между ним и [Цзе-лу]. [Опять] он стал прикладывать свою стрелу, когда [Бао] снова уже согнул свой лук. “Не соблюдать очередность, - сказал [Чэн], - это малодушно”. [Бао в ответ на это] убрал свою стрелу, а Чэн принес ему смерть. Чжан Кэ схватил свое копье и соскочил с колесницы. Стрела [Чэна] вонзилась в его бедро, однако он удержался на земле и ударил в Чэна, разбивая поперечный брус (the cross-board) его колесницы. Другая стрела его убила; а затем Кань Чжоу попросил о своей смерти посредством стрелы… На это [Чэн] принес ему смерть” (257), Хотя тут описан поединок колесничих перед основным боем, способ действия китайских колесниц в сражении достаточно рельефно вырисовывается и на этом примере.
Основным оружием китайского воина на колеснице является лук, и, следовательно, происходит обычная перестрелка с достаточно небольшого расстояния. Когда основной колесничный боец-лучник убит, вспомогательный воин-копейщик становится практически беззащитным перед лучником противника. Чтобы не быть удобной мишенью, он спрыгивает на землю и нападает на едущего неподалеку врага. Таким образом, вероятно, копьеносец не был предназначен для непосредственного боя с колесничим противника, но он должен был охранять своего лучника от нападений вражеских пехотинцев вблизи. Поэтому существовала строгая специализация воинов на колеснице: один действует луком, а второй - копьем (Tso-chuan, VII, 12, 3). Мне кажется необоснованным предположение Г. Н. Караева о том, что лучник и копейщик в бою действовали с колесницы обеими видами оружия: и луком, и копьем (258). Натренированный воин должен был действовать своим оружием практически автоматически, не раздумывая над тем, как лучше его применить, - эти мгновения могли стать для бойца роковыми, поэтому, по-видимому, лучник и копьеносец действовали своим оружием, что, впрочем, не исключает возможность применения ими в каких-то ситуациях и не собственного оружия (ср.: Tso-chuan, VIII, 18, 2) (259). Н. Н. Головин так объясняет подобную ситуацию: “Большинство бойцов хотя и участвуют в бою, но действуют машинально. Они затратили столько энергии в этой борьбе, чтобы преобороть инстинкт самосохранения и чувство страха, что у них не хватает никакой силы для самодеятельности” (260). Естественно, что у китайских колесничих, приученных и привыкших к войне, эта борьба поглощала меньше энергии, чем у солдат, мобилизованных в начале XX в.
Китайские колесничные войска также прошли свой путь развития в отношении способа их использования. Как полагают исследователи, в период Шан (последняя треть II тыс.) немногочисленные тогда колесницы уже имели экипаж из трех человек:
основного бойца-лучника, возницы и копьеносца (261). Впрочем, вероятно, первоначально экипаж колесницы все же состоял из двух человек: возницы и лучника - о чем, возможно, сообщает надпись Ю-дина (середина IX в.) (262). И, по-видимому, лишь позднее колесница приобретает третьего члена экипажа, именно в период Западного Чжоу (XI-VIII вв.) в колесничных погребениях распространяется оружие на длинном древке (Tso-chuan, III, 9, 5; V, 15, 13; VI, 2, 1; VII, 12, 3; VIII, 2, 3; 16, 6; X, 21, 5) (263).
Очевидно, к колеснице организационно присоединялись пехотинцы. По-видимому, уже в середине IX в. их было десять (Tso-chuan, IV, 2, 7; V, 28, 3) (264). Возможно, лишь в начале VI в. к каждой колеснице стали прикреплять большое количество пеших воинов: в царстве Чу “собственные колесницы правителя разделены на два отряда по 15 колесниц в каждом. К каждой из них были прикреплены 100 человек и дополнительное прибавление из 25 человек”. Данный факт расценивается рассказчиком как нововведение (Tso-chuan, VII, 12, 3). Пехотинцы находились по правую и левую стороны от колесницы и во время марша являлись фуражирами (Tso-chuan, VII, 12, 3). Однако стандартным числом пехотинцев при колеснице, очевидно, становится 100 (Tso-chuan, X, 1, 11; ср.: XII, 11, 2). “Ли-цзы” указывает, что 75 воинов было сзади упряжки, а 25 находились по бокам колесницы (265). Согласно же “Диалогам” Ли Вэй-гуна (VII в. н. э.), передающим информацию более раннего времени, из этих 75 воинов трое являлись колесничной командой, остальные 72 человека были разбиты на три отряда, шедшие впереди и по сторонам колесницы, тогда как еще 25 человек были обозными при походной телеге (266). Г. Н. Караев полагает, что воины, прикрепленные к колеснице, предназначались для броска в прорыв в строю врага, который уже сделала колесница (267). Но тогда непонятно, что делали эти воины, когда колесницы сражались между собой, а не с вражеской пехотой, ведь в описании некоторых битв “Цзо чжуань” даже не упоминает пехоту (Tso-chuan, VIII, 2, 3). В самом сражении, как следует из указания У-цзы (6, 11), различные рода войск в основном сражались между собой. Можно предположить, что отряды пехотинцев лишь административно прикреплялись к колеснице; во время похода они исполняли вспомогательные службы, а в битве пешие воины, как и бойцы рыцарского копья в средневековой Европе, действовали отдельно от них (268). Впрочем, вероятно, в эпохи Чуньцю и Чжаньго (VIII-III вв.) колесницам часто приходилось действовать среди сражающихся масс пехоты, о чем свидетельствует появление лезвий на концах наосников, предназначенных для поражения пеших бойцов противника (269). В этом случае прикрепленные к колесницам пехотинцы могли действовать около них и своим построением создавать опору для действия колесниц в ходе схватки (ср.: Лю тао, 6, 55; Аи Вэй-гун. Диалоги, 1 (У-цзин, с. 291)), тогда как остальная пехота находилась либо позади, еще не вступив в столкновение, либо сражалась на других участках фронта.

256. Обращение к духу отца (Kierman F. A., Jr. Phases… Р. 316, n. 21).
257. Перевод сделан с английского перевода Дж. Легга, с учетом уточнений Ф. Кайермена. Имена собственные также приводятся в основном по транскрипции последнего (Legge J. The Chinese Classics. Vol. V. London, 1872. P. 689; Kierman F. A., Jr. Phases… P. 41).
258. Караев Г. Н. Военное искусство… С. 122.
259. Ср.: Драгомиров М. И. Избранные труды. М., 1956. С. 330-331, 338; Москвин П. Морально-психологическая подготовка… С. 16.
260. Головин Н. Н. Исследование боя. С. 62; ср.: С. 89, 111.
261. Караев Г. Н. Военное искусство… С. 83; Yang Hong. Weapons in Ancient China: Transl. from Chinese. New York; Beijing, 1992. P. 136; Lu Liancheng. Chariot… P. 833.
262. Shanghnessy E. D. Historical Perspectives… P. 223-224; ср.: Р. 226; также ср.: Варёнов А. В. О функциональном предназначении “модели ярма” эпохи Инь и Чжоу // Новое в археологии Китая. Новосибирск, 1984. С. 44.
263. Комиссаров С. А. Чжоуские колесницы // Известия Сибирского отделения АН СССР. Сер. общ. наук. Вып. 1. 1980. № 1. С. 162-163; Он же. Комплекс вооружения Древнего Китая: Эпоха поздней бронзы. Новосибирск, 1988. С. 105; ср.: Варёнов А. В. Реконструкция… С. 71.
264. Lu Liancheng. Chariot… P. 833.
265. См.: Кожанов С. Т. Некоторые вопросы организации военного дела в Китае конца I тыс. до н. э. // Китай в эпоху древности. Новосибирск, 1990. С. 78.
266. См.: Конрад Н. И. Синология. С. 65. Другие исследователи говорят о расположении пеших воинов позади и по бокам колесницы (Караев Г. Н. Военное искусство… С. 122; Кожанов С. Т. Некоторые вопросы… С. 78)
267. Караев Г. Н. Военное искусство… С. 124.
268. См., например: Пузыревский А. История военного искусства в Средние века. Ч. I. СПб., 1884. С. 110-111.
269. Подробнее об этом см.: глава IV, Приложение (с. 374-375). Также см.; Yang Hong. Weapons… Р. 137. Figs. 201-202; Lu Liancheng. Chariot… P. 831; СРАМ, Shensi Province. Excavation of the Tomb of the State of Ch'in at Sungts'un in Huhsien, Shensi Province// Wen Wu. 1975. N 10. P. 60, 62 (справа вверху), 66 (слева внизу).

Стр. 152

Для сопоставления небезынтересно будет привести сведения из китайских источников, поскольку Китай в I тыс. стал классической колесничной страной. Так, в середине IX в. западночжоуский Ли-ван посылает У-гуна собрать для похода 1000 из своих колесниц (255). В период Чжаньго могущество и статус государства определяли количеством колесниц. Так, крупные монархии обладали или, по крайней мере, должны были иметь 10 000 колесниц, более мелкие - 1000 или 100 (256). В Китае еще в VII-начале V в. не было конницы и ее роль выполняли колесницы. Следовательно, мы вправе сопоставить численность китайских колесниц этого периода с количеством западноазиатских упряжек во II тыс., когда и тут всадники не были реальной боевой силой. Так, крупное царство Цзинь имело для патрулирования территории 4000 колесниц (Tso-chuan, X, 5, 2; 13, 4 (537 и 529 гг.)). В поход это государство высылало по 700 и 500 упряжек (Tso-chuan, V, 28, 3 (632 г.); XI, 6, 5 (начало V в.)). Монарх Цзинь в начале VI в. давал своим полководцам отряды по 700 и 800 упряжек (Tso-chuan, VIII, 2, 3). А эскорт, демонстрировавший силу цзиньского князя, мог состоять даже из 1000 колесниц (Tso-chuan, X, 1, 11 (середина VI в.)). В 666 г. другое крупное государство, Чу, выслало в поход армию из 600 колесниц (Tso-chuan, III, 28, 3-4). Впрочем, царства средней руки ненамного отставали от крупных по количеству колесниц. В 490 г. Лу и большое царство У могли реально послать в поход 800 колесниц, а небольшое княжество Чжу - 600 (Tso-chuan, XII, 12, 4). У царства средней руки Сун захватили в качестве добычи 460 колесниц и 250 человек, а у Ци - даже 800 колесниц и 3000 тяжеловооруженных пехотинцев (Tso-chuan, VII, 2, 1 (607 г.); XII, 11, 2 (начало V в.)). Царство Вэй в 660 г. в качестве охраны поставило 300 колесниц и 3000 панцирных пехотинцев (Tso-chuan, IV, 2, 7). Таким образом, более полутысячи колесниц, посылаемых в поход одним царством, для Китая середины I тыс. явление достаточно типичное.

255. Shaughnessy Е. D. Historical Perspectives on the Introduction of the Chariot into China // HJAS. Vol. 48. 1988. N 1. Р. 224.
256. Васильев К. В. Планы сражающихся царств. М., 1968. С. 213 (Цз. 4. С. 416-496 (V. 1)).

Стр. 374-375

Китайские вооруженные колесницы

В период Чуньцю (722-481 гг. до н. э.) в Китае появляются колесницы, которые имеют наосники, снабженные небольшими лезвиями. Так, в одной циньской могиле (совр. пров. Шаньси), датированной началом периода “Вёсны и Осени”, найдены такие наосники общей длиной 16,2 см, треть из которой приходится на небольшие лезвия (467). По-видимому, это начальная форма развития данного вида оружия. В период Чжаньго (403-221 гг. до н. э.), во время постоянных столкновений между царствами, длина этого лезвия увеличивается. В погребении цзэнского хоу И (могила Б; уезд Суйсян, пров. Хубэй; область царства Чу), датируемом примерно 433 г. до н. э., обнаружены две колесницы, имеющие подобные наосники длиной 37,5 и 42 см, из которых непосредственно на лезвия приходилось, соответственно, 22,5 и 31,5 см (468). Вероятно, воин, сражавшийся на такой колеснице, мог иметь и наконечник колющего копья, найденный в этом же погребении (469). С. Дж. Пирс полагает, что эти острия предназначены для предотвращения влезания пехотинца в кузов и для повреждения колес простых колесниц врага (470). Немецкая исследовательница китайских колесниц М. фон Деваль считает, что лезвия на осях предназначались для поражения ног вражеских лошадей (471). Однако колесницы в бою специально вряд ли съезжались на столь близкое расстояние. В противном случае произошло бы столкновение, выводящее из строя обе упряжки. Более убедительно мнение китайского археолога Яна Хуна, полагающего, что данные острия были предназначены для поражения вражеской пехоты, сопровождавшей колесницы в бою (472).
Вооруженные колесницы мы можем найти и в письменных источниках. Так, трактат “Лю-тао” (IV, 31; III в. до н. э.), если только перевод корректен, упоминает колесницы с закрепленными на боках копьями и алебардами, на которых установлены скорострельные арбалеты. Подобные колесницы предназначались для проникновения в защитные позиции врага, и их, как и другие виды аппаратов на колесах, сопровождали пехотинцы (473). Не ясно, идет ли речь именно об остриях на осях. Возможно, что нет. Острия на этих колесницах были для того, чтобы во время боя вражеские воины не приблизились к колеснице, с которой велся интенсивный обстрел противника в зоне поражения арбалета.
К сожалению, провести комплексный анализ причин появления и развития данного вооружения колесниц не представляется возможным из-за сплошного отсутствия в библиотеках литературы на китайском языке, посвященной данному сюжету. Однако, похоже, в Китае развитие колесниц от простых к вооруженным шло не революционным путем, как на Ближнем Востоке, а эволюционным. Сам же факт наличия колесниц с остриями в Китае, у которого не было практически никаких связей с Ахеменидами и Селевкидами, говорит о некой общей тенденции в развитии колесниц: переходе от простых боевых упряжек к вооруженным.

467. Yang Hong. Weapons… P. 137.
468. Ibid. P. 137; Lu Liancheng. Chariot… P. 831; СРАМ, Shensi Province. Excavation of the Tomb of the State of Ch'in at Sungts'un in Huhsien, Shensi Province// Wen Wu. 1975. N 10. P. 62 (справа вверху); 66 (слева внизу).
469. Lu Liancheng. Chariot… P. 833; СРАМ, Shensi Province. Excavation… P. 60, 66 (вверху слева).
470. Peers С. J. Ancient Chinese-Armies 1500-200 ВС. London, 1990. Р. 14.
471. Dwall M., von. Wagen und Gespanne in Qin // Jenseits der Grossen Mauer: Der erste Kaiser von China und seine Terrakotta-Armee. Gutersloh; Mtinchen, 1990. S. 51.
472. Yang Hong. Weapons… P. 137.
473. У-цзин. Семь военных канонов древнего Китая / Пер. с англ. Р. В. Котенко. СПб., 1998. С. 72.

Стр. 401

Снаряженные повозки использовали и на территории Китая. Так, цяны (жители Восточного Тибета) применяли в III в. н. э. “железные колесницы”, т. е. повозки, окованные железом, запряженные верблюдами или мулами. Из них не только создавали вагенбург, но даже пускали их в атаку на врага (559). Вероятно, первая функция была основной, а вторая - спорадической. Сами китайцы в IV в. использовали вагенбург из вооруженных колесниц под названием “оленьи рога”, которые считались необходимой базовой защитой для армии в действиях против конницы тюрок еще в начальный период династии Тан во второй четверти VII в. (Ли Вэй-гун. Диалоги, I) (560). Повозки, обшитые железом, использовали в боевых действиях против кочевников и в период династии Сун (начиная примерно с 1127 г.) (561). Таким образом, в Китае, как и в средневековой Европе, вооруженные повозки применялись в основном в качестве передвижного лагеря, вагенбурга. Подобный лагерь особенно эффективно использовался как база для китайских армий, главной силой которых была пехота, для действий против подвижного войска кочевников, состоявшего преимущественно из всадников.

558. Brandt H., van. Geschichte… Abt. 3. S. 219.
559. Ло Гуаньчжун. Троецарствие. Гл. 94. С. 614-615. См.: Терентьев-Катанский А. П. Материальная культура Си Ся. М., 1993. С. 118.
560. У-цзин. С. 283.
561. Джеймс П., Торн Н. Древние изобретения: Пер. с англ. Минск, 1997. С. 271.

Picture1: http://www.xlegio.ru/ildar/china.gif
Верх страницы Низ страницы



Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2022 PD9 Software