Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "Fortes fortuna juiat" ("Фортуна помогает смелым") Гай Плиний Секунд
- (Добавлено: Михаил)


Нашествие Батыя: численность
Модераторы: Ильдар

Предыдущая тема :: Следущая тема
       Основные форумы -> Peditatus equitatusque Формат сообщения 
 
Роман Храпачевский
Отправлено 31/3/2003 16:54 (#19889 - в ответ на #19883)
Тема: Максимум 120-140 тысяч


Primicerius

Сообщений: 212
100100
Предлагаю параграф из моей книги касательно сабж (в тексте в круглых скобках примечания, сокращения названий источников: СС - "Сокровенное сказание", РД - Рашид ад-Дин, ЮШ - "Юань ши", ШУЦЧЛ - "Шэн-у цинь чжэн лу"):

Численность войск у монголов

По состоянию на 1206 г. «Сокровенным сказанием» зафиксированы в составе государства Чингисхана 95 «тысяч» [СС, с.158], то есть военно-административных единиц кочевых народов, которые известны в Центральной Азии с древности. Н.Ц. Мункуев в [Мункуев Заметки о др. монголах] провел работу по оценке общей численности монголов в начале XIII в. На основе тщательного анализа монгольских и китайских источников, он пришел к выводу, что «тысяча», это такая единица, «каждая из которых может выставить тысячу воинов» как минимум [Мункуев Заметки о др. монголах, с.394] и представляет собой тысячу семей-кибиток, в каждой из которых по 5 и более человек [там же, с.394-396]. По данным источников, каждая такая структурная единица называлась по числу воинов, которых она обязана была выставить, т.е. «десяток» – 10-х, «сотня» – 100 человек и т.д. А в случае нужды, такая единица могла выставить и больше воинов – например, за счет подросших старших сыновей «реестровых» воинов данной «кибитки». В дальнейшем изложении необходимо учитывать эту природу «тысяч» и «туменов» (т.е. тысяч и десятков тысяч семей-кибиток) при расчете мобилизационного потенциала монголов и отделять их от собственно боевых подразделений – десятков, сотен, тысяч и туменов.
Из состава данных «тысяч», как уже упоминалось в рассказе о реформах 1206 г., был составлен тумен личной гвардии Чингисхана. Способ его формирования ясно показывает сущность «сотен» и «тысяч» как военно-административных структур: «При составлении для нас корпуса кешиктенов надлежит пополнять таковой сыновьями нойонов-темников, тысячников и сотников, а также сыновьями людей свободного состояния, достойных при этом состоять при нас как по своим способностям, так и по выдающейся физической силе и крепости. Сыновьям нойонов-тысячников надлежит явиться на службу не иначе, как с десятью товарищами и одним младшим братом при каждом. Сыновьям же нойонов-сотников - с пятью товарищами и одним младшим братом при каждом. Сыновей нойонов-десятников, равно и сыновей людей свободного состояния, каждого, сопровождают по одному младшему брату и по три товарища, причем все они обязаны явиться со своими средствами передвижения, коими снабжаются на местах. В товарищи к сыновьям нойонов-тысячников люди прикомандировываются на местах, по разверстке от тысяч и сотен, для той цели, чтобы усилить составляемый при нас корпус» [СС, с.168]. Помимо рассмотренных выше функций тумена кешиктенов, он становился «в военное время и Главным средним полком» [СС, с.169].
К указанным 95 «тысячам» 1206 г. надо прибавить «лесные народы», не перечисленные на момент великого курултая. В 1207 г. экспедиция старшего сына Чингисхана Джучи подчинила монгольской державе племена ойратов, бурят, киргизов и некоторых других [СС, с.174; РД т.1 ч.2, с.151-152]. Они могли выставить до нескольких десятков тысяч воинов, так как «Сокровенное сказание» упоминает киргизских «нойонов-темников» и «тысячников» [СС, с.175], сдавшихся Джучи. Таким образом, к началу внешней экспансии, непосредственно монголы (включая и монголизированных тюрок, П), которые были консолидированы Чингисханом, могли выставить не менее 130 тысяч воинов в регулярной армии, 10 000 человек в гвардии-кешиге и имели примерно столько же человек резерва в виде старших сыновей в каждой семье-кибитке. Это подтверждается Рашид ад-Дином в приведенной им раскладке собственно монгольских семей/кибиток, относившихся к различным «туменам», «тысячам» и «сотням», перешедших после смерти Чингисхана к его наследникам по разделу между ними – их общая численность составила 129 000 [РД т.1 ч.2, с.266].
По сведениям РД, СС и ЮШ к 1210 г. карлуки (тюркская народность в Восточном Туркестане, П) стал вассалами монголов: «Арслан-хан, хан карлуков, явился с выражением рабской покорности к Чингиз-хану и подчинился [ему]» [РД т.1 ч.2, с.163]. Кроме того, по сообщению «Шэн-у цинь чжэн лу», имелся особый тумен онгутов [Палладий ШУЦЧЛ, с.191], тоже монгольской народности, но не входившей непосредственно в улусы сыновей Чингисхана, перечисленных Рашид ад-Дином в указанном выше реестре. Таким образом к моменту войны с Цзинь в 1211 г. Чингисхан располагал собственной армией в 150 тысяч человек, союзными карлуками и отдельным корпусом уйгуров – Барчук, их идикут (титул владетелей уйгуров, П) стал зятем Чингисхана и предоставил ему свои войска. Союзные монголам войска тангутов и китайцев империи Сун (Южная Сун) оттягивали на себя часть цзиньских сил.
В ходе завоевания империи Цзинь, имевшей армию, доходившую до миллиона человек (вместе с резервистами), с самого начала на сторону монголов стали переходить пограничные войска цзиньцев, набранные из тюркских, монгольских (онгуты, кидане), тунгусо-маньчжурских (бохайцы, часть чжурчжэней), китайцев (точнее северных китайцев, их монголы называли хань, в отличие от китайцев южных – манзи или сун, по названию династии Сун, ими правившей, П), корейцев и прочих народов. Причем со временем в армию монголов вступали и крупные контингенты регулярных цзиньских войск. Так, «Юань ши» сообщает, что осенью 1213 г. сдались с войсками два цзиньских военачальника (там же ЮШ дает возможность определить численность их войск), которые вошли в состав армии монголов: «Мухали на свою ответственность подчинил их себе обоих в качестве начальников над десятками тысяч» [ЮШ цз.1, с.17].
К 1213 – 1214 гг. в состав армии Чингисхана влились уже значительные контингенты и собственно чжурчжэней и ханьцев – зафиксировано около 46 таких формирований из перешедших на сторону монголов [Мелихов, с.64], кроме того значительное число их вливалось в качестве пополнения непосредственно в состав «кадровых» монгольских туменов. О трех крупных немонгольских корпусах, сформированных, соответственно из чжурчжэней, китайцев и киданей, в армии Мухали для его операций в Северном Китае в 1217 - 1218 гг., сообщает «Шэн-у цинь чжэн лу» [Палладий ШУЦЧЛ, с.191]. Это же подтверждает и «Юань ши»: «Осенью, в восьмой луне (3 сентября – 1 октября 1217 г., П), Мухали, ставший тайши и возведенный в ранг гована, повел монголов, «дю-кочевников» («дю» в основном состояли из киданей, онгутов и кочевых чжурчжэньских, т.е. тунгусо-маньчжурских, народностей, П) и ханьцев (т.е. северных китайцев, П), всех [собранных в] армию, в поход на юг» [ЮШ цз. 1, с.19]. Рашид ад-Дин дает сходную информацию и указывает на численность чжурчжэньского и киданьского корпусов в распоряжении Мухали, который получил от Чингисхана кроме «монголов еще часть войск Кара-Хитая и Джурджэ», над которыми были поставлены Уяр-ваншай и Туган-ваншай», каждый из которых был «эмиром-темником» [РД т.1 ч.2, с.179], т.е. у каждого под началом было по тумену. Этих же лиц (Уера и Тухуа) назвает ШУЦЧЛ в указанном выше сообщении, а кроме того с Уером и Туганом был еще Балар «с Киданьским войском» [Палладий ШУЦЧЛ, с.191].
Таким образом не менее 50 – 60 тысяч человек влились в армию Чингисхана в ходе похода на Цзинь. Кроме того, союзные монголам тангуты и южные китайцы (династии Сун) воевали против цзиньцев, что позволило Чингисхану оставить только 62 тысяч человек в Китае для продолжения операций и обеспечения своего тыла во время Западного (среднеазиатского) похода [Петрушевский Поход, с.123].
Вышеуказанное войско, которое Чингисхан оставил в распоряжении Мухали для продолжения китайской кампании перед своим походом на государство хорезмшахов, не могло подорвать силы монгольской армии. Ведь для Западного похода у Чингисхана оставалось войско значительных размеров – около 120 тысяч только собственно монголов. Дело в том, что для общей численности монгольской армии 62-тысячная группировка Мухали уже не являлась критически важным контингентом, так как в ее составе из собственно монгольских войск было только 13 тысяч (в том числе 5 000 человек для охраны коренного юрта) человек. И если учесть 10 000 онгутов, под командой непосредственно Мухали, то остальные 39 тыс. человек (данная цифра хорошо коррелируется с числом темников немонголов, перечисленных выше, а значит и с численностью их туменов) в его войске представляли собой формирования из киданей, чжурчжэней, ханьцев и корейцев, которые к тому же пополнялись в ходе самостоятельных операций Мухали в Северном Китае. Кроме того, оставшаяся для покорения Северного Китая армия Мухали постоянно пополнялась там не только местными, т.е. цзиньскими подданными, но и южнокитайскими формированиями: «Летом, в шестой луне (22 июня – 20 июля 1221 г.), Ши Гуй, честно и справедливо управлявший сунским [уездом] Ляньшуй, перешел с войсками на сторону [монголов]» [ЮШ цз.1, с.21].

Перед походом в Среднюю Азию к Чингисхану присоединились ополчения уйгуров, карлуков и части туркестанцев, оппозиционных хорезмшаху Мухаммеду ибн Текешу. Предварявшая этот поход кампания против государства Кучулук-хана в Восточном Туркестане, прошла под знаком освобождения мусульманского населения от оскорблявших их веру действий наймана Кучулука, бывшего буддистом. Политическая обстановка там сложилась так, что монголов Чингисхана воспринимали как друзей и союзников, а войска хорезмшаха (мусульманина) – как врага [Кутлуков, с.88-89]. Поэтому тюрки-карлуки (их государь Арслан-хан привел 6-тысячное войско [Петрушевский Поход, с.137]) и остальные восточнотуркестанцы вступали в армию Чингисхана – помимо карлуков в Восточном Туркестане к Чингисхану присоединился «из Алмалыка Суктак-беки (его отца в 1217 г. убил Кучулук-хан, П) со своим войском» [РД т.1 ч.2, с.198]. Особо надо выделить уйгуров, которые в 1209 г. добровольно стали частью государства монголов, а их государь Барчук в 1210 г. стал зятем и «пятым сыном» Чингисхана [РД т.1 ч.2, с.163]. Идикут Барчук (государь уйгуров), участвовал в походе как командир своего отборного тумена, причем судя по тексту его жизнеописания в «Юань ши», это было только подразделение от всех военных сил уйгуров: «[Барчук] вместе с Чжэбэ-нойоном ходил походом на Хан-Мелика, султана всех мусульманских государств (т.е. хорезмшаха, П) и впереди [всех] лично повел в поход отборное подразделение в 10 000 человек» [ЮШ цз.122, с.].
Таким образом, остальные части уйгуров могли оставаться на прикрытии коренного юрта с запада совместно с указанными выше 5 000 монголов, дополнительно усиливая группировку наместника Чингисхана в Монголии и Китае гована Мухали. Помимо вышеуказанных крупных подразделений карлуков, уйгуров и кашгарцев, во главе которых были их собственные ханы (признавшие себя васалами Чингисхана), монголы сформировали отдельный, сборный, тумен из «уйгуров, карлуков, туркмен, кашгарцев и кучайцев» [РД т.1 ч.1, с.100], над которым темником поставили Мелик-шаха, и еще отдельные тысячи (например, отдельная тысяча уйгуров Али-Бахши) [там же].
Итого, минимальная общая оценка этой прибавки восточнотуркестанских воинов составляет 30 – 40 тысяч, или 3-4 тумена. После оставления в Китае у Мухали указанного количества монгольских войск (из оставленных Мухали 62 тысяч на собственно монголов приходилось только 13 тысяч [РД т.1 ч.2, с.179], остальные были онгуты – 10 000 [там же] и формирования из населения завоеванных областей Сев. Китая, П), численность собственно монголов в распоряжении Чингисхана составляла около 120 000 человек и, таким образом, с учетом вышеприведенной оценки сил союзников, в Западный поход Чингисхан мог сосредоточить армию примерно в 150 – 160 тысяч человек.
Уже ходе самого похода к Чингисхану присоединилась часть войск хорезмшаха – политическая ситуация в его государстве была крайне напряжена, шла постоянная грызня между разными группировками, этническими, династийными, религиозными. Неудивительно, что при вступлении в пределы Хорезма, к Чингисхану стали переходить недовольные феодалы и просто честолюбивые военачальники со своими отрядами. Так например сарханг (перс. «командир полка», в армии хорезмшаха командир конного отряда в 500 и более всадников) Хабаш перешел к Чингисхану и ему было доверено вести осаду Нишапура своим отрядом, включавшем и пехоту, и катапульты [ан-Насави, с.93]. Арабские авторы, как современники (Ибн ал-Асир), так и позднейшие авторы и компиляторы (ас-Субки, Ибн Тагриберди), сообщают о крупных соединениях из «мусульман, христиан и идолопоклонников» [Буниятов, с.137] в составе армии Чингисхана в походе против державы хорезмшахов, помимо собственно монголов. Причем чем дальше шел процесс разгрома державы хорезмшаха Мухаммеда ибн Текеша, тем больше перебегало к монголам его бывших вассалов – так, после падения Бухары к Чингисхану перешли со своими войсками владетели Кундуза и Балха [Буниятов, с.145].

В Великом западном походе численность войск была видимо немного меньше, чем в походе Чингисхана на государство хоремшахов. Ее оценка приблизительна и рассчитывается по двум методикам: 1). по Плано Карпини в войсках Бату доля собственно монголов была около ¼ от общего числа, но так как это было после завоевания Дешт-и-Кыпчак, то до него можно предположить более выский процент монголов в этом походе – до 1/3 [Каргалов Внешнеполитические], аналогичное соотношение в 1/3 есть и монаха Юлиана, который был в Поволжье во время погрома Булгара и накануне похода на Русь [Юлиан, с.89], а число собственно монголов в улусах царевичей, участвовавших в походе оценивается в 40-45 тысяч [РД т.1 ч.2, с.266], что и дает общую численность в 120 – 135 тысяч; 2). по числу царевичей в походе (12 - 14 чингизидов), каждый в среднем со своим туменом – то есть или лично командуя, или номинально, при опытном командиром вроде Субэдэя вместе с ним, который, реально командовал туменом, что тоже в итоге дает 120 – 140 тысяч человек.
Жизнеописание Субэдэя подтверждает практику параллельного командования «за царевича» – сам Субэдэй был то во главе относительно небольшого отряда, то ему поручается ваном (царевичем) «большое войско» (или указывается, что он «назначен во главе 10 000»). Есть и прямое свидетельство армянского хроникера 13 в. Григора Акнерци (в историографии более известного как инок Магакия), в его «Истории о народе стрелков» сообщается о практике назначения царевича во главе тумена: «7 ханских сыновей, каждый с туменом войска» [Патканов, с.24]. Это свидетельство особенно важно, так как относится к 1257-1258 гг., когда произошел последний общемонгольский поход на Запад – завоевание Багдада и остатков халифата Хулагу и его армией. А эта армия собралась по специальному решению курултая со всей Монгольской империи, аналогично сбору армии для Великого западного похода во главе с Бату.
Вот как это решение курултая 1235 г. описывает «Сокровенное сказание»: «Будучи, в качестве младшего брата, возведен на престол и поставлен государем над тьмою императорской гвардии кешиктенов и Центральною частью государства, Огодай, по предварительному соглашению со своим старшим братом Чаадаем, отправил Оготура и Мункету в помощь Чормахану, который продолжал военные действия против Халибо-Солтана, не законченные еще при его родителе, Чингис-хане. Точно также он отправил в поход Бату, Бури, Мунке и многих других царевичей на помощь Субеетаю, так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингис-хане, а именно – народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет, а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях, как то: Мекетмен, Кермен-кеибе и прочих. При этом на царевича Бури было возложено начальствование над всеми этими царевичами, отправленными в поход, а на Гуюка – начальствование над выступившими в поход частями из Центрального улуса. В отношении всех посылаемых в настоящий поход было повелено: "Старшего сына обязаны послать на войну как те великие князья-царевичи, которые управляют уделами, так и те, которые таковых в своем ведении не имеют. Нойоны-темники, тысячники, сотники и десятники, а также и люди всех состояний, обязаны точно так же выслать на войну старшего из своих сыновей. Равным образом старших сыновей отправят на войну и царевны и зятья". При этом Огодай-хан присовокупил: "Точно так же и настоящее положение, о посылке на войну старшего из сыновей, исходит от старшего брата, Чаадая. Старший брат, Чаадай, сообщал мне: царевича Бури должно поставить во главе отрядов из старших сыновей, посылаемых в помощь Субеетаю. По отправке в поход старших.сыновей получится изрядное войско. Когда же войско будет многочисленно, все воспрянут и будут ходить с высоко поднятой головой. Вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это – такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры. Вот почему я, Огодай-хан, повсеместно оповещаю о том; чтобы нам, со всею ревностию к слову нашего старшего брата Чаадая, неукоснительно выслать на войну, старших сыновей. И вот на основании чего отправляются в поход царевичи Бату, Бури, Гуюк, Мунке и все прочие» [СС, с.191-192].
Совершенно по той же схеме собиралось по решению курултая 1251 г. войско Хулагу для завоевания Ирана и Ирака – выделялись воины для его похода из каждой «тысячи», из расчета 2 человека из каждого «десятка», были также назначены и царевичи в качестве командиров [РД т.3, с.23]. Поэтому данные Акнерци и позволяют уточнить систему командования туменами со стороны царевичей также и для похода армии Бату.
По подсчетам В.В. Каргалова, специально исследовавшего вопрос, оценка численности армии Бату в Великом западном походе сводится к диапазону в 120 - 140 тысяч. С ним согласен и А.Н. Кирпичников, он также считает, что в походе 1236 г. была задействована 140 тыс. армия [Кирпичников К оценкам, с.144]. Совсем с другой стороны подошел в подсчетах численности монгольских войск в этом походе Н.Ц. Мункуев – он обратил внимание на приказ Угэдэя о выделении старших сыновей в состав армии Бату, который совершенно аналогичен способу формирования армии Хулагу для завоевания остатков халифата в 1256 г. и видимо был примером для последнего. Его выводы о численности армии Бату к 1236 году очень близки к цифрам Каргалова: «армия Бату и Субэдэя насчитывала в своих рядах около 139 тыс. воинов» [Мункуев Заметки о др. монголах, с.396], так как число юрт-кибиток, из которых выделялось по старшему сыну как раз и составляло 139 000.
Если же привести в систему ранее подсчитанные величины подразделений монгольской армии, то для 1235 г. имеем следующую разблюдовку вооруженных сил мировой державы чингизидов, которые курултай мог распределить на все планируемые фронты:
1. После смерти Чингиса (1227 г.) царевичам оставлены собственно монгольские «тысячи» в размере 129, обязанные по реестру выставить 129 000 воинов и имевшие примерно столько же человек в резерве. Они могли выставить около 130 тысяч человек регулярного войска и тумен кешиктенов, всего – около 140 тысяч собственно монгольских воинов.
2. Отдельный тумен онгутов, который в этот «список 129-ти» Рашид ад-Дина не включен
3. 46 отдельных отрядов в Китае из киданей, ханьцев (северокитайцев), разнообразных тунгусо-маньчжур (бохайцы, чжурчжэни), корейцев и прочих. Их точная численность неизвестна, но поскольку есть известия о по крайней мере 3-х туменах из чжурчжэней, китайцев и киданей, то примерная оценка в 50-60 тысяч человек (по 1000 в среднем на отряд) не выглядит завышенной.
4. 3 или 4 тумена из уйгур, карлуков, канглов и прочих восточнотуркестанцев, как под началом своих феодалов, так и «сборные» части под началом назначенных центральной монгольской властью командиров – от тумена и ниже.
5. Кыпчаки и прочие туркестанцы из бывших армий хорезмшаха, которые после разгрома государства Ануштегинидов осталось бесхозными и переходили на службу к монголам. Они скорее всего вошли в состав гарнизонных войск, не включавшихся в регулярную армию центрального войскового деления. Такие части назывались тама, Рашид ад-Дин так разъясняет это понятие (через пояснение функций командира тамы – ляшкар-тамы): «Ляшкар-тама бывает тот, которого назначают [командовать] войском, уволив из тысячи и сотни, и посылают в какую-либо область, чтобы [он и вверенное ему войско] там постоянно находились» [РД т.1 ч.1, с.99]. Видимо, кроме потребностей в гарнизонной службы по империи монголов, за их счет также компенсировали потери и пополняли регулярные монгольские части.
6. После дальнего рейда туменов Чжэбэ и Субэдэя в 1221-1224 гг. их потери были компенсированы набором из кыпчаков, канглов и прочих, который был специально проведен Субэдэем по приказу Чингисхана – «[В год] гуй-вэй (с 2.02.1223 г. по 21.01.1224 г., П)… [Субэтай] подал доклад трону, чтобы «тысячи» из меркитов, найманов, кирей, канглов и кыпчаков – всех этих обоков, вместе составили одну армию» [ЮШ цз.121, с.2976-2977] (про это сообщается в обоих жизнеописаниях Субэдэя [ЮШ цз.121 и цз.122], П). Скорее всего, численность этой новой армии по меньшей мере не уступала 2-3 туменам.
Если суммировать пп. 1-4, то итого каан Угэдэй имел свободных и наличных сил для намеченных курултаем 1235 г. походов около 230-250 тысяч человек только в регулярной армии. С учетом того, что в 1236 г. кроме Западного похода, крупных войн не велось, а были только несколько карательных походов на Сун и Корею, силами не более 2-3 туменов и поход на Кавказ 1-2 туменов Чормагана, то выделить 120 - 140 тысяч человек из этой общей численности всех вооруженных сил монгольской империи для Великого западного похода было вполне возможно.
По результатам Великого западного похода эта численность если не увеличилась, то по крайней мере сохранилась – потери монгольской армии были, видимо, покрыты (если даже не с лихвой) за счет тюркских и финно-угорских народов Поволжья, вообще кыпчаков всей Дешт-и-Кыпчак.
Резюмируя сказанное, можно заключить, что численность войск монголов постоянно росла – от 100 тысяч в момент консолидации Чингисханом монгольских и монголоязычных племен в 1205 - 1207 гг., до 250 тысяч на конец его царствования и при первых каанах, его преемниках. Такая величина всех регулярных монгольских сил позволяла им вести 2-3 крупных кампании одновременно и при этом выделять отдельные отряды для карательно-полицейских операций локального характера
Верх страницы Низ страницы



Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2022 PD9 Software