Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "Если атака проходит действительно хорошо, значит, вас ждет засада" ("Военные законы Мерфи")
- (Добавлено: Михаил)


Вопросы Diu по статье
Модераторы: Макс Скальд

Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Предыдущая тема :: Следущая тема
       Специальные форумы -> Our Just Quarrel Формат сообщения 
 
Макс Скальд
Отправлено 22/8/2003 16:16 (#23070)
Тема: Вопросы Diu по статье


Moderator

Сообщений: 4592
20002000500252525
Местонахождение: Ставрополь
Хайре!

Поздравляю, статья получилась отличная. Рад, что мои материалы тоже пригодились. Единственно хотел бы задать пару вопросов по тексту.

ГЛАВНЫЙ! На стр. 37 сказано – «согласно сохранившимся платежным ведомостям, убыль экипажей генуэзских галер во время похода во Францию составила только 5 %». Подробнее напиши, пожалуйста – откуда взято, что там еще сказано, можно ли доверять и, самое главное, есть ли ссылка на источнику или архив. ОЧЕНЬ ПРОШУ!

Генуэзцы прибыли в Руан в начале августа, когда там еще стоял Филипп. Они оставили свои 32 галеры на берегу Сены, именно в Руане. В статье одного историка французского флота (La Roncière С., de. La Marine au siege de Calais//BEC. T. LVIII. 1897. P.562) я читал, что Филипп включил экипажи в свою армию и бросился вперед на англичан. Однако, теперь я в принципе склонен согласиться с тобой – вероятно, эти 32 экипажа остались в столице Нормандии. Косвенно это подтверждает документ от 12 августа, по которому ряду генуэзских капитанов (9 Гримальди, 4 Малуазеля, Барбавера, еще 5 поименно «и др.», указано в цитате) была поручена охрана города Гарфлёра и флота. Но хотелось бы получить более надежные подтверждения.

1. Кстати, Анжу и Мэн были завоеваны в 1202-1203 гг., хотя Нормандия действительно пала в 1204-м.

2. Кстати, Людвиг IV Баварский был отлучен от церкви, что и стало формальной причиной неподчинения епископа Камбрэ в 1339 году.

3. Кстати, о пушках в Камбрэ. Я читал, что в октябре 1339 г. в Камбрэ во время осады было не менее ДЕСЯТИ пушек, «пять железных и пять металлических». Изготовление их обошлось в 25 ливров 2 су 6 денье турской монетой (столь низкая цена, 2 ливра 10 су 3 денье, возможно, говорит о малом калибре орудий; по некоторым подсчетам, они весили по 46 фунтов). А необходимые для применения этих орудий селитра и кусковая сера стоили 11 ливров 4 су 3 денье. Изготовлением пушек занимался шевалье Юг, сеньор де Кардайяк и де Биуль в Керси, а пороха – оруженосец Этьен Морель. Очень любопытное обстоятельство, если учесть общепринятый миф об отвращении и неприязни дворянства к этому новому виду оружия.

4. Кстати, о брабантцах. Герцог Жан III Брабантский в 1339 г. действительно выставил Эдуарду 1280 (не 1200) латников. Но при осаде Камбрэ в том же году у него их было уже только 900 человек.

5. Кстати, о 10 октября 1339 г. По другим данным, союзники взяли штурмом Оннекур-сюр-Шельд, под стенами которого погибло немало англичан и немцев, включая сэра Томаса Пюинджа. По другой версии (хроника Берна), граф Дерби обратил в бегство подкрепления, направляющиеся в Камбрэ под началом графа Гинского. Последний заперся в Оннекуре, который англичанам взять не удалось.
Наконец, у Фруассара события изложены так. Графы Рауль д’Э и де Гинь (его сын) прибывают в Перонну и докладывают Филиппу VI о новостях. Филипп тогда отправил графа де Блуа (будущий претендент на бретонский престол) с 200 копьями в Сен-Кантен для охраны города и границы от англичан. С той же целью были разосланы Шарлон де Блуа (в Лаон), сир де Куси, сеньор де Руа (в Ам-ан-Вермандуа с 40 копьями), Моро де Фьенн (в Боэн) и Эсташ де Рибомон (в Рибомон). В то же время Жан де Эно, Анри Фландрский, сир де Фокемон, Гийом де Дювор, Уолтер Мэнни, сеньоры де Кук, Бодрезен («Ботрес»), Вослар и мессир Эрнуль де Бакеэн с 500 копьями подступили к замку Оннекур. Они штурмовали его весь день. Осаждающих представляли сеньоры де Оннекур, де Сокур, де Валенкур и Этюрмель. В отряде сира де Бомона (т.е. Жана де Эно) погиб немецкий рыцарь, которого Фруассар называет то «Эрманом» (Герман), то «Бернаром» (Бернард). Но в конце концов, несмотря на отважное и упорное сопротивление, замок был захвачен. Победители тем же вечером ушли в Гуа в Орвезе.

6. Кстати, шателена Бапома обезглавили.

7. Кстати, Ла Капель – полностью Ла Капель-ан-Тьераш.

8. Кстати, три французских шпиона показали что «означенный Филипп даст нам бой в субботу» - т.е. 23-го, но пойманы они были еще 20-го.

9. Кстати, ВОПРОС: где сказано, что лучники были и спереди при Биронфосе?

10. Кстати, французы захватили (по свидетельству самого Эдуарда) только одного немецкого рыцаря коего и допросили 23-го.

11. Кстати, надо уточнить. Гийом III, граф де Эно (он же Гийом IV, граф Голландский) в 1339 году перешел к французам 19 октября и был при Биронфосе. Снова он перебежал на сторону врагов Франции в 1340. Он же был племянником (сын сестры) Филиппа VI.
Кстати, как мне кажется – в тексте ошибка. Жан де Эно никак не мог быть братом графа – а) братьев у него не было (сестры были), б) Жан де Эно, сир де Бомон – ДЯДЯ графа, брат его покойного отца.

12. Кстати, Тюн-л’Эвек – а не Тан л’Эвек.

NB. Есть некоторые данные о гарнизоне Мортаня. Жан де Вьенн, будущий защитник Кале, в качестве капитана Мортаня (1339-1340 гг.) он командовал уже восемью рыцарями, 83 экюйе и 120 пешими сержантами; на другом смотре – лишь половиной раннего количества рыцарей и только 45 оруженосцами.

Плюс – лучше сказать не лейтенант, а наместник или заместитель, Анри д’Антуан.

И Нортгемптон НЕ участвовал в обороне Валансьенна – это Сампшен ошибается. Он тогда был в Англии (ссылка на архив - E101/389/8, m. 7; DL25/32).

13. Кстати, о СЕНТ-ОМЕРЕ. Битва то была 26 июля ведь, а почему в тексте – 23-го?
1000 английских лучников из Восточного Йоркшира (под началом ветерана Шотландских войн сэра Томаса Утреда) и 10000-15000 фламандцев – это по данным Д. Сампшена. Однако, известно, что с Утредом на королевской службе состоял лишь небольшой отряд лучников (1000 стрелков тогда вряд ли было во всей армии Эдуарда), и свита самого Робера насчитывала не менее 49 человек. Количество же фламандцев и вовсе выглядит преувеличенным. Сам Эдуард утверждал, что их было 50000 с Робером, а Бернская хроника говорит даже о 55000. Фруассар – «добрых 60000 из города Ипра, Поперинга, Берга, Мессина и шателенства Кассель»; «более 60000 из города Ипра, Поперинга, Мессина, Касселя и шателенства Берг» (II редакция). В IV редакции находим не менее фантастичный рассказ о том, как сначала у Робера было «20000 фламандцев», но потом он набрал в Касселе еще столько же, и стало у него «добрых 40000 и более».
Сдается мне, не надо столь слепо доверять Сампшену. Из французских источников можно заключить, что численное превосходство было как раз на их стороне, тогда как фламандцы (по редакциям Фруассара – 3000-4000) уступали им в количестве. Фруассар упоминает в Сент-Омере всего 200-300 копий и 500-800 пехотинцев. Хотя здесь, напротив, цифра занижена. Но тот же Фруассар указывает, что французы стянули к городу соседние гарнизоны – в IV редакции он упоминает, что Сент-Омер с Теруанем выставил 400 копий и 1200 пехотинцев. Были у них и арбалетчики.
К сожалению, известно лишь то, что Робер де Фьенн (будущий коннетабль) привел 4 рыцарей и 23 оруженосцев. В битве участвовала часть латников баталии графа Фландрского – в том числе командир одного из отрядов, оруженосец Жакмар ла Бред. Он погиб, как говорится в счете, в битве при Сент-Омере 25 июля – т.е., или в самой битве, которая состоялась 26 июля, или в стычке перед городом днем ранее.

Историк начала XVI века, Николя Депар, утверждает, что Робера выманили из его укреплений в Арке подложным письмом, где говорилось, что Сент-Омер готов сдаться ему. Когда же он подошел к городу, то был атакован графом д’Арманьяком и герцогом Бургундским и разбит.

О бегстве французов. Возможно, речь идет о ложном отступлении, дабы выманить противника из-за рвов. Текст «Хронографии французских королей» позволяет и такую интерпретацию. «Многие [французские] дворяне бежали, оставив своего господина [герцога Бургундского] в поле в руках врагов; только милостью Божьей он спасся от них. И фламандцы, видя отходящее знамя (vexilla), все бросились за ним, веря, что они [французы] разбиты. Воины (графства) Артуа, видя, что фламандцы перешли через рвы, повернули в другом направлении и свирепо набросились на них. Поэтому, последовала смертельная битва, в которой фламандцы были наконец разгромлены».

О потерях. 8000 человек – впрочем, более разумными представляются оценки в 3000 или 4000, как в Бернской хронике. Если верить Фруассару, было убито до 3000 (или 4800?) фламандцев, и 400 взято в плен. Однако, если всего их было 3000, то откуда взялись еще 400? Похоже, Фруассар в своем восхищении рассказами победителей опять забыл о том, что написал раньше.

Кстати, Сампшен не описывает столь колоритный эпизод, как ночь в лагере фламандцев. Той же ночью со всем их войском случилось «удивительное приключение». Примерно в полночь, когда фламандцы спали в своих палатках, им вдруг приснились ужасные сны, и на них напал «такой великий страх», так что все быстро поднялись, разобрали палатки и павильоны, погрузили их на повозки «в такой спешке, что никто не ждал другого», и бежали «не зная дорогу и без порядка». Артуа и Анри Фландрского поспешно разбудили, те велели разжечь костры и жгуты, вскочили на коней, преградили дорогу беглецам и попытались убедить их возвращаться, но тщетно. Фламандцы не останавливались, пока не достигли Ипра, Поперинга и своих краев. Их капитанам, оставшимся в полном одиночестве, ничего не оставалось, как вернуться под Турнэ. В целом, беспричинная паника – явление не так уж и редкое в военном деле Средневековья, но скорее всего Фруассар описал (и приукрасил) паническое отступление фламандцев из-под Арка уже после поражения, когда они вряд ли успели бы расположиться на ночлег.

К этому можно добавить лишь то, что из пяти английских источников, хотя бы упоминающих о битве при Сент-Омере, только Томас Грей в «Скалахронике» признает ее французской победой. Адам Муримут, например, отмечает, что Робер д’Артуа первоначально потерпел неудачу, но затем его армия была усилена множеством англичан, и они в итоге разбили французов и взяли город. Он пишет: «Те, кто бежал от деревни Сент-Омер, вступили в нее. И так, победа, в конце концов, осталась за господином Робером и его войском благодаря Божьей помощи и отваге англичан».
«Французская хроника Лондона», например, сообщает следующее о битве. «И пока велась осада сильного города Турнэ, сэр Робер, граф д’Артуа, сэр Уолтер де Мэнни, Якоб де Артевельде и многие другие знатные люди, собрали большое войско добрых людей, конных и пеших, хорошо вооруженных, и направились к городу Сент-Омер, и поспешно атаковали сказанный город, и начали бросать большие камни из своих машин, чтобы уничтожить город. И когда бывшие внутри города увидели замыслы наших людей снаружи, они стали советоваться между собой, чтобы открыть ворота и дать сражение нашим людям. И когда наши люди поняли это, они отступили и с доброй волей дозволили множеству людей выйти из города. И когда все люди вышли из города, наши люди, с сердечной доброй волей, повернули обратно и смело дали бой французам; и все те, кто вышел в поле, встретили свою смерть из-за злой неудачи, ибо французов было убито 5210; среди мертвых были найдены девяносто пять с позолоченными шпорами. Так что наши люди преследовали французов до самых ворот Сент-Омера и там, прямо у решетки, убили всех французов. Что касается тех, кто укрылся за воротами, они более не осмеливались выходить из города, пока наши люди не отправились на осаду Турнэ».
Очень любопытный пример того, что, при желании, можно переписать любое историческое событие в свою пользу и в выгодном для себя свете! Вот так и поражение англичан (кстати, первое за войну) под пером «патриотичных» английских хронистов легко превратилось в крупную победу!

14. Кстати, о гарнизоне Турнэ. По данным Г.С. Лукаса и К. де Леттенхове, более 1500 латников и 1000 пехотинцев; учтем и не менее 2000 ополченцев. Кстати, о значении, которое придавалось Турнэ – там стояли коннетабль и оба маршала. Т.е. ПОЧТИ ВСЕ командование французской армии.

15. Кстати, об осадных машинах. Как ни странно, но, похоже, Эдуард не позаботился обзавестись осадным обозом (всего восемь машин, действовавших против ворот – с малым эффектом – и убивших только десять осажденных). Позднее он заказал для осады инженера, который предложил ему сделать «дракона» из дерева, изрыгающего «греческий огонь», и так сжечь Турнэ. Король заплатил этому специалисту осадного дела «большую сумму денег» для строительства машин, но мастер скрылся и позднее якобы умер «злой смертью».

16. Кстати, войска графа де Эно разграбили и сожгли монастырь и город СЕНТ-АМАН (3 и 9 августа). В ответ, сообщает Жан де Венетт, «он [Филипп VI] опустошил Эно, так как люди из Эно опустошили области Франции близ Эно».

17. Кстати, Артевельде зарубил обидчика СЕКИРОЙ. Герцог после этого едва не покинул лагерь, но король схватил его коня за уздцы и упросил остаться.

18. Кстати, о Морле. (Плюс – Жан де Монфор отнюдь не сидел безвылазно до смерти в темнице, ему удалось бежать, и умер он уже в Бретани, воюя за свой престол.)
Англичан и бретонцев у Нортгемптона, Дерби, Оксфорда и Робера д’Артуа было, по мнению А. Берна, около 3000 человек. Д. Сампшен пишет о примерно 5500 воинах на не менее 440 кораблях, сражавшихся в Бретани в 1342 году (и подкрепления в 1400 человек ждали отправки, но так и не появились на континенте). Численность отряда Нортгемптона в августе он определяет в 1350 человек (на 140 кораблях), а при Морле – примерно в 2400 англичан и неизвестное число бретонцев.
Можно, однако, уточнить эти оценки. У Мэнни было 40 рыцарей и 200 лучников, как пишет Адам Муримут. Тот же автор сообщает об отправке 50 рыцарей и 1000 лучников (400 латников и 600 стрелков, согласно Бертону) с Нортгемптоном. В числе командиров последнего находились граф Девон, Ральф Стаффорд и Уильям де Килсби (Килдсби). Ле Бейкер называет Киллсби, Хью Диспенсера и Ричарда Тэлбота. Найтон добавляет Артуа и Джона д’Арси к Девону и Киллсби (у него «Гэддсби»). Наконец, Роберт Эйвсберийский указывает вместе с Диспенсером еще графа Уорвика (Томас Бошан участвовал в кампаниях 1339 и 1340 гг., затем стал кавалером-основателем ордена Подвязки). Несомненно, каждый привел свою свиту (Килсби немногим ранее служил в Нидерландах с 31 латником).
Однако, сохранившиеся документы (проанализированные Э. Эйтоном) лишний раз доказывают, как опасно доверять хроникам. Так, с Уолтером Мэнни в действительности было не более 350 человек, из них латников около 130 (а не 40!), остальные конные лучники. К сожалению, установить численность отряда Нортгемптона невозможно, т.к. численность свит Артуа и Килдсби не включена в счета (Сампшен считает, что с Артуа было около 800 человек). Но ясно, что число латников и лучников было примерно равным. Ко времени битвы (после потерь в ходе осады и прибытия некой «помощи от союзников Англии»), с Нортгемптоном было, вероятно, около 1100 англичан и неизвестное количество бретонцев. Итого, скажем, 1500-2000 человек.

У де Блуа было, возможно, 15000 (20000, согласно Генри Найтону) человек (по мнению А. де ла Бордери, 30000 – однако, напомним, что он исходил из ложного постулата о том, что при каждом французском латнике состояли по двое вооруженных слуг «копья»). Вероятно, то были 3000 рыцарей, 1200-1500 генуэзских арбалетчиков Гримальди, остальные – пешие ополченцы («местные», populari, у Муримута) «без счету». Бертон пишет о 4000 латниках и 1400 генуэзских арбалетчиках у де Блуа. Ясно лишь, что французы значительно превосходили противника числом. (Генуэзцы, очевидно, были экипажами тех 11 галер, что выбросились на берег под Брестом, спасаясь от англичан, так что вряд ли их было так много, если только французы не вооружили еще и матросов.)

«Янычары» - это и есть генуэзцы на латыни.

А разве лье – это не примерно 4,4 км во Франции?

«Хроника Бертрана Гесклена» - это «Хроника Бертрана Дюгеклена».

Кампания завершилась так. 26 октября 1342 г. король Эдуард лично прибывает в герцогство во главе небольшой армии (около 4000 чел.), которая усиливает английские войска, уже находящиеся в Бретани, и сторонников своего претендента на престол. Англичане прошли рейдом до Ванна («лучший город Бретани после Нанта и лучшее место, из которого Бретань надо привести в покорность», писал Эдуард сыну), где 25 ноября объединились с войсками Робера д’Артуа, осаждавшего город вот уже почти месяц (в конце года Артуа был смертельно ранен под его стенами). Норфолк, Нортгемптон и Уорвик осадили Нант, Ренн и Динан. В Бретани появляется и сам Филипп VI с большой армией, но, как и в прошлом, он выжидает две недели, пока не появляются папские легаты, кардиналы Палестрина и Фраскати. Вскоре папа Климент VI добился заключения в Мальтруа перемирия между воюющими сторонами (включая Шотландию и Нидерланды) на 3 года, вновь на условии статус-кво (19 января 1343 г.). Эдуард III возвратился в Англию в конце февраля. Туда же уехала и Жанна Фландрская со своими детьми. Ее сын станет впоследствии герцогом Бретани, под именем Жана V (или Жана IV).

19. Ну и о кампании Креси.
Продолжать наш вечный спор о численности пока нет смысла – вторая часть статьи еще не вышла.
Но сразу пожалуюсь – НУ НЕТ В НОРМАНДИИ ГОРОДА ЛА-УГ! Есть только городок Сен-Ва-ла-Ог (Сен-Ва-де-ла-Ог). Это не английский язык, а французский! Стыдно, ей богу!

И, конечно, дело вкуса – но вот все-таки ХЕРФОРД не очень-то звучит, а? Может лучше Герефорд или Герфорд?

По-прежнему настаиваю, что целью кампании было шевоше, а не завоевание.

Уточняю. Бернская хроника утверждает, что в Карантане были убиты 1500 жителей (явно завышенная цифра), а замок был передан двум рыцарям – Николя де Труши и Ролан де Верден. Оба они были позднее казнены в Париже. Филипп, как всегда, жестко подавлял всякое недовольство. Один из богатейших горожан Компьеня, Симон Пуйе, имевший дерзость заявить, что Эдуард III – законный наследник французской короны, был доставлен в Париж, пытан и отправлен на Монфоконскую виселицу (1 июля).
Дневник похода приводит забавную деталь: на подступах к Карантану «пехотинцы, что шли впереди, поглотили большое количество еды, невзирая на опасность и не заботясь о вреде, который это могло принести армии. Было строжайшим образом наказано именем короля, чтобы никто не ел больше, чем ему необходимо, наказания и награды были положены те же, что и в предыдущем указе».

Кажется, моя ошибка – великий шамберлен (камергер) Франции Жан I де Мелен, был СЕНЬОРОМ (это Фруассар ошибочно называет его всюду графом, отсюда и пошло) де Танкарвиль.

Кстати, в Сен-Ло в числе трофеев была почти 1000 бочек вина (судя по косвенным данным, участники шевоше 1346 г. вообще чуть ли не постоянно находились навеселе). Головы нормандских баронов, казненных ранее Филиппом за измену, были сняты с ворот Сен-Ло по приказу Эдуарда.

Не Септ-Ван, а Сен-Ван.

Я бы сказал напротив – ТОГДА приказы короля о поджогах соблюдались - «чтобы враги знали об их приближении» (в Кормолэне). Это, вероятно, лишний раз доказывает то, что Эдуард и не мыслил завладеть герцогством.

КАН. Рафаэль Холиншед, историк XVI века, полагает, что Танкарвиля захватил некто по имени Ли, предок сэра Питера Ли, жившего в его время, и за этот подвиг король наградил его поместьем в Хэнли, Чешир.

Уточняю – при штурме Кана англичане потеряли одного ЭСКВАЙРА (смертельно ранен), не рыцаря.

Возможно, Хантингдон ушел ДО падения Кана, но этот вопрос надо уточнить.

Документ – план 1338 г. (доступен в Сети) – возможно, подделка – если не англичан (он сохранился в хронике Муримута), то самого короля (в том смысле, что выполнять его он никогда не собирался). Если вкратце он предусматривал сбор «4000 латников, рыцарей и оруженосцев, и прочих латников доброго положения, и 40000 пеших сержантов, из которых пеших сержантов король, милостью своей, им оплатит половину, и он будет иметь 5000 арбалетчиков из означенных 40000». Также, Нормандия оплатит и 3000 латников (из 4000). Однако, ну подумайте, КАК перевезти эту армаду? И ведь надо это сделать быстро и скрытно, причем – как можно больше людей первым рейсом.

31 июля 1346 г. английская армия вышла из Кана, оставив небольшой отряд для осады городской цитадели – ОДНАКО, Бернская хроника указывает, что в нем было 1500 англичан.

СТЫЧКА 13 августа. Англичане начали восстанавливать мост в местечке Пон-де-Пуасси. Согласно дневнику, его разрушили местные монахини ордена доминиканцев и горожане, бежавшие после того в Париж – стены Пуасси, хотя и прочные, не были укреплены. Король на время ремонта расположился в недавно выстроенном королевском дворце, поблизости от приорства в городе, принц стал в старом дворце короля Франции.
Узнав об этом, Филипп спешно бросил к этому месту конный отряд ополченцев из Амьена. Годфруа д’Аркур, который уже переправился, завязал с ними бой, и, в конце концов, горожане были разбиты, потеряв якобы 1200 человек, и бежали, оставив победителям свой обоз (300 повозок с оружием и провизией) и 60 дворян в плену. По другим данным, с амьенцами были ополченцы соседних городов и латники, отмечается также, что в их войске были «зело прекрасные палатки и шатры и имели (они) зело красивые доспехи», что убито было амьенцев и французов 1200 (вот он источник Фруассара!). Более надежное письмо Нортбурга говорит, что англичанами командовал граф Нортгемптон, а французов тут погибло «более 500», прочие ускакали. На автора другого письма, Уинкли, больше повлияла официальная пропаганда: Филипп VI отправил 1000 всадников и 2000 пехотинцев (эти же цифры встречаем в хронике Бертона) «с мангонелями», но часть лучников уже переправилась по 3-4 наведенным балкам, и, невзирая на малочисленность, перебила «1000 врагов или около того», а остальных обратила в бегство. Бертон уточняет, что лучники переходили по «балкам, лестницам и доскам», а французов пало «800 и более».
Наконец, дневник похода приводит наиболее верную версию событий: «В полдень, когда плотникам нашли дерево для починки моста – и они только перекинули балку через сломанный участок – была замечена вражеская баталия, смело приближающаяся к мосту на большой скорости. Англичане быстро вооружились, чтобы броситься на врага, но никто мог перейти мост, кроме как по данной балке, что была 60 футов [около 18,3 м] в длину и один фут [30,5 м] шириной, и перейти по ней было очень сложно. Но, невзирая на опасность, они встретили противника, ибо 25 знамен были подняты и развернуты у основания моста. Французы наступали строем, подобно хищному волку на стадо овец. Они разделили английский отряд на какое-то время, но, видя, что они не смогут выстоять против англичан, французы развернулись и бежали, преследуемые английскими пехотинцами так далеко, как только смогли, которые убивали всякого захваченного. Никто из английской армии не погиб в стычке. Некоторые из них [французов], чтобы быстрее убегать от англичан, взяли лошадей из повозок, использовавшихся для перевозки припасов для гарнизона моста, и, по двое или по трое на лошадь, бежали от англичан. Но 500 или более французов лежали мертвыми в поле. Англичане нашли 21 повозку с каменными ядрами и болтами, а также со съестными припасами (которые были выгружены), и сожгли их. Они вернулись к главным силам, неся с собой оружие и разные французские штандарты». Минимальная цифра французских потерь – 200 человек (Бернская хроника).

ВЫЗОВ 14 АВГУСТА. «Между Сен-Жермэн-де-Пре, вне Парижа, и Вальжира-де-ле-Пари, или между Фронвилем и Понтуазом, в ближайший четверг, субботу, воскресенье или вторник ближайший следующий». (В следующий четверг, между Парижем и Вожираром, согласно хронике Берна.)

ПИСЬМО ЭДУАРДА. «Филипп де Валуа, мы прочли твои письма, в которых ты говоришь нам, что желаешь сразиться с нами и всеми нашими силами между Сен-Жермэн-де-Пре и Вальжираль-де-ле-Пари или между Фронвилем и Понтуазом в следующий четверг, субботу, воскресенье или вторник, а до этого мы и наши люди не чинили бы вреда, сжигая и грабя. На это мы даем тебе знать, что с Божьей помощью и по полному праву, которое мы имеем на корону Франции, которую ты незаконно удерживаешь, лишив нас наследственных прав, против Бога и права, мы прибыли без гордыни или высокомерия в наше королевство Французское, направляясь к тебе, дабы положить конец войне. Но хотя ты мог устроить битву с нами, ты разрушил мосты между собой и нами, так что мы не могли приблизиться к тебе либо пересечь реку Сену. Когда мы подошли к Пуасси и починили мост, который ты разрушил, мы стояли три дня, дожидаясь тебя и собранной тобой армии. Ты мог подойти с любой стороны по собственному усмотрению, и поскольку мы не могли подойти к тебе для сражения, мы решили продолжить дальше [путь] в наше королевство, к удовлетворению наших верных друзей и наказанию мятежников, которых ты несправедливо называешь своими подданными; и мы желаем оставаться в нашем королевстве, не покидая его, дабы вести войну к нашей выгоде так хорошо, как только можем, к погибели наших врагов. Посему, если ты желаешь (как указывают твои письма) сразиться с нами, дабы пощадить тех, кого ты называешь своими подданными, да будет теперь известно, что в какой бы час ты ни приблизился к нам, ты найдешь нас готовыми встретить тебя на поле, с Божьей помощью, чего мы больше всего желаем ради общего блага христианства, ежели ты не примешь или не предложишь разумных условий для мира. Но ты никогда не сможешь диктовать нам, не примем мы и дня и места для битвы, на условиях, которые ты назвал. Дано в Отёе [в Кембрижской рукописи – в Гранвилле], в этот четверг, 17 августа, года правления нашего Францией седьмой и Англией двадцатый».

Современники порицали французского короля за то, что он фактически упустил англичан под Парижем. Жан ле Бель, например, говорит о трех «чудесах». Во-первых, почему никто не помешал англичанам восстановить мост в Пуасси всего за четыре-пять дней. Во-вторых, «король Филипп был в Париже всего в семи малых лье оттуда, со всей своей величайшей мощью сеньоров и латников, которых он вызвал для обороны своей страны», никак не реагируя на пылавшую округу и даже не пытаясь оборонять переправу. В-третьих, почему он позволил Эдуарду переправиться через Сену, зная, что все мосты разрушены, и что он не может ни бежать, ни перейти реку. (Правда, в последнем упреке, похоже, и заключен ответ – Филипп не ожидал столь быстрой реакции англичан, да и вряд ли он думал, что Эдуард так обманет его с вызовом на бой.)
Как бы то ни было, на бегство англичан Филипп VI отреагировал с несвойственной ему быстротой и решительностью. Он вновь пересек (якобы, трижды, согласно хронике, но зачем столько раз?) Париж со своей армией, «говоря и крича, что был обманут».

ОБ УПАДКЕ ДИСЦИПЛИНЫ. Характерно, что когда им попался укрепленный город Пуа (севернее Бовэ), авангард и главные силы прошли мимо, но арьергард решил собрать с него выкуп, а когда жители оказали сопротивление, взял его штурмом, перебив более 300 латников. Согласно последним записям в дневнике (который датирует это событие 20 августа), напротив, Пуа был атакован авангардом. «Но прибыли гонцы короля и велели латникам, атакующим его, не предпринимать дальнейших атак. Они отступили недалеко, а когда гонцы ушли, вернулись к своим занятиям, атакуя город еще усиленней, чем обычно. Тем временем вернулись гонцы и нашли англичан, роющих подкопы; но англичане боялись нарушить королевский приказ в присутствии гонцов и прекратили наступление. Но когда посланцы снова ушли, они предприняли неистовый штурм. Горожане защищали город луками и мангонелями и камнями, бросаемыми с укреплений; с другой стороны, часть их снарядов разрушила стены и ворота. В конце концов, англичане приставили лестницы и, поскольку защитники были изранены английскими стрелами, англичане смогли захватить стены со всех сторон. И так англичане вошли в город; но всех бегущих пикардцев, которых они схватывали, они убивали без выкупа. Они подступили к замку города и метали горящие факелы в его ворота; но как только пикардцы, скрывающиеся в замке подверглись нападению, они сдали замок со всем его содержимым англичанам. Англичане вступили и взяли немало пленников, включая женщин и детей, и нашли немало добра, как в городе, так и в сельской округе, включая коней и драгоценности. Ибо каждый, кто жаждал добычи, мог найти там, что взять».
Буржуа из Валансьена говорит, что замок Пуа, который не сдавался, штурмовал Вульфар де Жистель «с великим множеством лучников». Замок был взят штурмом с большим потерями, и все его защитники перебиты.
Тем не менее, из-за задержки в Пуа время было потеряно.

Граф Суффолк и Хью ле Диспенсер разгромили местных ополченцев, перебив свыше 200 человек и взяв более 60 дворян в плен. Еще ранее, близ Бовэ, Годфруа д’Аркур рассеял ополченцев Амьена на их пути в Париж. ВОЗМОЖНО, однако, что оба этих события относятся к поражению амьенского отряда под Пуасси.

21 августа. Городок звался Арэн (или Эрэн; его гарнизон ушел в Пон-Реми).

В Пон-Реми действовал Годфруа д’Аркур, а Уорвик в Лоне, Пикиньи и Лонпре.

БОЕВОЕ РАСПИСАНИЕ. Годфруа д’Аркур – а не Жоффруа!

Я все же думаю, что построение англичан было поглубже. Холм же тянулся на ДВА километра, а не на полтора.

Свидетельство Виллани (взято у меня) – теперь я полагаю, что это лишь вымысел. Возможно, как-то связано с Пуатье? Либо – Виллани решил, что англичане верхом хотели преследовать французов?

Наконец, РИСУНОК.
Точных данных на 1346 год мне неизвестно, но есть некоторые сведения на XIV век:
- длинный и широкий валлийский нож больше смахивал на меч средних размеров БЕЗ перекрестья, да и клинок был обычной формы, тогда как на рисунке представлен тесак. Один автор сообщает, что валлийцы носили ножи за спинами на ремне и те свисали сзади ниже спины, что, в свою очередь, породило легенду о том, что у англичан есть хвосты!
- документ 1341 г. упоминает валлийцев в армии короля с «большими копьями (grosses launces) и полированными бацинетами», тогда как на рисунках они почему-то в шапель-де-фер. Сколь мне известно, английская пехота предпочитала бацинеты другим видам защитного головного убора. Нормандский же шлем – выдумка художника из Оспрея.
- первые упоминания о куртках и капюшонах из зеленой и белой половин встречаются именно в 1346 году, а сама ливрея у валлийцев – в 1337 году. Допуская, что не все валлийцы в армии 1346 года были так хорошо экипированы (вероятно, в униформе были те 1000, что стояли в баталии принца Уэльского), вряд ли они щеголяли в куртках шотландцев из «мэна» про Англо-шотландские войны (сами куртки с кольцами очень сомнительны). Кроме того, если стеганки действительно были популярны в пехоте, этого нельзя сказать о кольчугах. Если валлийцы не носили униформу – а такие наверняка были при Креси – они щеголяли в красных или холщовых рубахах и штанах.
- В Сети я как-то встретил упоминание, что при Креси валлийцы носили эмблему в виде лука-порея (или само растение?), символ Уэльса. Но правда ли это, не знаю.



Верх страницы Низ страницы
diu
Отправлено 25/8/2003 23:37 (#23109 - в ответ на #23070)
Тема: RE: Вопросы Diu по статье



Dux

Сообщений: 946
50010010010010025
От статьи еще 3-ю часть осталось вымучить, самую идейную (про тактику и организацию).

«согласно сохранившимся платежным ведомостям, убыль экипажей генуэзских галер во время похода во Францию составила только 5 %» - это все тот же Сампшен, а он ссылается на "Documents relatifs au clos de galees de Rouen et aux armees de la mer des rois de France de 1293 a 1418", ed. A. Chazelas, 2 vols (1977-8), - no. XXXII (84-768). Так что источники у него полноценные.

32 галеры - это около 6 тыс. чел. - наверняка они охраняли не только Руан, но и все города сев.-запада Франции. Вообще же логично незнакомых с местными условиями моряков направить в гарнизоны, а уже адаптировавшихся гарнизонных старожилов свести в полевую армию. Я бы на месте Филиппа 6-го именно так и поступил бы.

По поводу остальных ремарок могу заметить, что
а) они были бы хороши до сдачи в печать, но сейчас поезд уже ушел (на всякий случай я их сохраню, конечно);
б) подробности можно наращивать и наращивать, пока вместо журнальной статьи не выйдет толстенный том. Нужно, однако, вовремя остановиться;
в) все-таки важнее передать суть происходящего, в собственном понимании, ограничиваясь необходимым минимумом деталей (а если кому необходимы все детали - есть Берн, Сампшен и много кто еще, мне их все равно не "переписать").

К мелким опечаткам и ошибкам в транслитерации придираться не стоит - корректоров не содержим, все делаем сами. Как показывает практика, сколько ни редактируй, что-нибудь обязательно проскочит незамеченным.

Сражение при Сен-Омере я, естественно, глубоко не анализировал, это только проходной эпизод в главной теме. Наверное, фламандцев было меньше, чем указал Сампшен, однако за недостатком данных.
Впрочем, эту цифру нельзя считать заведомо фантастической. Там были представлены ополчения Брюгге, Ипра и ряда городов поменьше, вместе с сельской округой они могли собрать такое количество даже хороших солдат. Если же поход обещал хорошую добычу, могло собраться очень много разного сброда, фламандские города были перенаселены всякими люмпенами.

8 больших стенобитных машин под Турне - это вовсе не мало. То, что они убили только 10 человек - ничего не значит: такие машины предназначились долбить стену, людей они могли поразить только случайно.

Лье - это три мили, а мили бывают разные. Поскольку миля равна тысяче двойных шагов, а шаги тоже бывают разные. "Общинное лье" действительно 4445 м (в современных словарях), морское (или географическое) - 5556 м, "почтовое" - 3898 м. Каким было лье в Нормандии в 14 в. - вопрос, нуждающийся в специальных исследованиях, на который с ходу отвечать не стоит.
Однако разумнее не заниматься буквоедством, а оценить лье (лигу) как "около 5 км", чтобы удобно приспособиться к метрической системе мер. Точными измерениями пройденного пути тогда все равно никто не занимался, все мерили на глазок.

Настаивать, что "целью кампании было шевоше, а не завоевание" можно сколько угодно - Эдуарда 3-го уже не воскресишь и не спросишь, что он изначально имел в виду. Однозначных документов на этот счет не сохранилось. В пользу завоевания имеются весомые аргументы (главные из них я изложил), соглашаться или не соглашаться с ними - дело вкуса. Всем все равно не угодишь.

В общем, спасибо за комментарии, если когда-нибудь я обращусь к данной теме в третий раз, я их обязательно учту.
Верх страницы Низ страницы
Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2019 PD9 Software