Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "Но в конце концов, как обычно, псы, арбалеты и мечи помогли испанцам одержать победу над несчастными нагими индейцами и те обратились в бегство" (Бартоломе де Лас Касас, История Индий, Кн.ІІІ, гл.66)
- (Добавлено: Дмитрий П.)


Численность армий в битве при Мюре (1213 г.)
Модераторы: Ильдар

Предыдущая тема :: Следущая тема
       Основные форумы -> Peditatus equitatusque Формат сообщения 
 
Макс Скальд
Отправлено 21/4/2004 17:20 (#29571)
Тема: Численность армий в битве при Мюре (1213 г.)


Moderator

Сообщений: 4566
200020005002525
Местонахождение: Ставрополь
СОСТАВ И ЧИСЛЕННОСТЬ АРМИЙ В БИТВЕ ПРИ МЮРЕ

А. ИСТОЧНИКИ С ФРАНЦУЗСКОЙ СТОРОНЫ.

1. Хроника Пьера, монаха из Во-де-Сернэ.

Автор был капелланом Симона де Монфора, ярым фанатиком и приверженцем католической церкви (“ультракатолик”), ненавидел альбигойцев. Соответственно, в своей хронике он всячески возвеличивал Монфора как борца с ересью, особенно его христианские добродетели, видя везде чудеса и веря во все эти нелепости. Безусловно, Пьер писал панегирик своему сеньору, но все же он – свидетель битвы и знал о ней из первых уст, поскольку получал информацию и от самого Монфора, и от его рыцарей и клириков.
Однако, если изложенным в хронике Пьера событиям битвы при Мюре верить, как правило, можно (иное дело, их оценка), то этого никак нельзя сказать о приведенных им в хронике численных оценках потерь участников сражения – из “ста тысяч” (PVS, 86), было будто бы “около 20 тысяч убитых” (PVS, 87). О потерях крестоносцев Пьер умалчивает.
С другой стороны, по изложенным выше причинам, приведенным в этой хронике сведениям о численности армии Монфора можно довериться, особенно в сравнении с этих данных другими источниками. Итак, по словам Пьера, армию Монфора составили:
• гарнизон Мюре: 30 рыцарей и немного пехотинцев (PVS84).
• отряд Симона IV, сеньора де Монфора: “около 30 рыцарей” (PVS85). В их числе был единоутробный брат Симона, Гийом III (IV) де ла Барр (1185-1250).
• французский отряд Пайена, виконта де Корбея (остальные рыцари) (PVS).
Итого, по словам Пьера де Во-де-Сернэ, “всех же наших, среди рыцарей и сержантов на конях, было не больше чем 800”, причем “у наших не было почти ни одного пехотинца” (PVS, 86).
Таким образом, численность конницы крестоносцев, по этому источнику, равнялась 800 рыцарям и конным сержантам. Сержанты, при этом, явно преобладали – хронист говорит прямо только о 60 рыцарях в гарнизоне и с Симоном, подчеркивая, что у виконта Корбея рыцарей было немного (PVS84).
Однако, другое его заявление, а именно, что у крестоносцев quasi nullos pedites, вызывает ряд сомнений. Во-первых, в описании сражения тот же Пьер упоминает пехотинцев, что, “видя победу, вышли из замка”, добивая раненых и обирая трупы (PVS87). Далее, по логике вещей крайне сомнительно, чтобы хоть сколько-нибудь пехоты не было в крепости Мюре, о чем проговаривается и сам хронист (см. выше). Наконец, другой источник прямо указывает, что пехота у крестоносцев была и приводит ее численность (около 700 человек). Несомненно, эти пехотинцы входили в состав гарнизона – с Монфором и Пайеном явились одни только конники (Chanson, 161).

2. Послание клириков.

Это послание было написано 13 сентября 1213 г. семью епископами и тремя клириками, явившимися вместе с Симоном в Мюре (PVS, 85) и наблюдавшими за ходом битвы из-за стен крепости. Цель составления этого документа – разнести по всему христианскому миру весть об успехе Монфора и, соответственно, католической веры и поражении еретиков. Отсюда понятно, что от пропагандистского послания ждать каких-либо полностью достоверных сведений не приходится.
То же самое относится и к сведениям о потерях крестоносного воинства (о его численности, а равно численности и потерях противников ничего не говорится): “Из рыцарей же Христовых пал в бою только один, и (с ним) горсточка сержантов” (PVS, 89). Это “конечно же, неправда” (Осокин, 872). “Еще можно поверить, что французская конница перерезала тулузское пешее ополчение как стадо баранов. Цифра в 15-20 тысяч погибших явно преувеличена, но с другой стороны, гибель значительной части мужского населения Тулузы в сражении при Мюре является объективным и впоследствии многократно проявлявшимся фактом. Однако в то, что король Педро II и его придворные рыцари позволили так задешево перебить себя, поверить невозможно” (Д. Уваров).

3. Хроника Гийома Бретонца.

Как хроника Пьера де Во-де-Сернэ – панегирик Симону де Монфору, так и сочинения Гийома Бретонца (тоже, кстати, капеллана, но королевского) – хвалебная ода “добродетельному и славному” французскому монарху, Филиппу-Августу. Безусловно, автор стоит на стороне французских крестоносцев и конкретно.
В хронике Гийома встречаем вторую версию оценки численности армии Монфора при Мюре: “Он же, имея при себе лишь 260 рыцарей и около 500 конных satellites и почти 700 безоружных пехотинцев-крестоносцев…, вышел из замка и сразился с ними” (GA, 92).
Итак:
• рыцарей: 260 (в другом манускрипте – 250). – Соотношение один рыцарь на два сержанта, в целом, выглядит привычным, но все же настораживает слишком высокая численность французских шевалье у Монфора – скорее, их было порядка 90-100 человек, остальные – сержанты.
• конных сержантов: около 500. – Довольно странно, что хронист использовал выражение satellites (“телохранители, спутники”) вместо более привычного servientes.
• пехотинцев: около 700. – “Безоружные” – явно риторический оборот. Пехота крестоносцев явно представляла собой спешно зачисленных в ряды гарнизона крестоносцев из Франции или же рыцарских слуг, и оружие у них, конечно же, имелось. Гийом, видимо, имеет в виду, что, в сравнении с рыцарями, пехотинцы, безусловно, вооружены были плохо, поэтому пехота Монфора (“только пехота”, как выразился однажды Симон) играла только вспомогательную роль в ходе сражения.
Таким образом, согласно этому источнику, Монфор выставил 760 всадников (что близко к цифре 800, встречающейся в двух других источниках) и 700 пехотинцев.
Численность противника не указывается, но о потерях сказано буквально следующее: “17 тысяч” пали в войске короля, Симон же лишился “восьми крестоносцев” (GA, 92). Ни та, ни другая, смехотворно низкая, цифры не внушают доверия, причем источником Гийома относительно последней оценки стало, очевидно, полученное при французском дворе послание епископов (источник № 2).

4. Хроника Бодуэна, графа д’Авеня.

Эта хроника была написана 30-40 лет спустя события, и достоверность приводимых здесь сведений оценивается исследователями весьма невысоко – скажем, “добрых сто тысяч” воинов, якобы явившихся с королем Арагона (Dieulafoy, 18, n.2). Однако, хронист подтверждает оценку конницы Монфора в 800 человек (Dieulafoy, 19, n.3).
Среди участников сражения здесь также названы: Флоран де Виль и Гийом д’Эр с братьями.

Б. ИСТОЧНИКИ С ОКСИТАНСКОЙ СТОРОНЫ.

5. “Песнь о крестовом походе против альбигойцев”.

(Соответствующий отрывок недавно был опубликован на русском языке.)

До нас дошли две версии Песни – оригинал в стихах и прозаическое резюме, составленное в XIV веке. Резюме не содержит никаких численных данных, но перечисляет командиров трех баталий Монфора (CP, 153).
Сама же Песня была написана (в этой части) Гийомом из Туделы, хотя есть мнение, что отрывок о кампании 1213 года относится уже к работе его анонимного продолжателя, писавшего в конце 1218-начале 1219 года на территории Тулузского диоцеза. В любом случае, автор, если и не был участником или очевидцем сражения, то получал информацию о нем от ополченцев Тулузы, сражавшихся при Мюре. Направленность Песни легко угадывается – автор стоит на стороне графа Тулузского, в связи с чем иногда даже преувеличивает ошибки Педро II, оправдывая своего сеньора.
Именно в Песни приводится численность арагонского войска. По словам автора, Педро обещал выставить 1000 наемных рыцарей (Chanson, 150). Это сообщение находит параллели в двух других источниках.
Во-первых, провансальское жизнеописание одного из трубадуров, Района де Мираваля, сообщает, что король Арагона привел под Мюре 1000 рыцарей, но далее говорит, что все они пали в битве (Chanson, 157, n.1) – заведомое преувеличение. Однако, в сочетании со вторым источником, свидетельство анонимного провансальского автора приобретает совершенно иной смысл.
Каталонская хроника сообщает, что в битве при Лас-Навас-де-Толоса (1212 г.) участвовали 1000 арагонских и каталонских рыцарей (Dieulafoy, 19, n.4). В других источниках встречается цифра 3000 рыцарей (Huici, 270). Однако, вряд ли из этого количества всадников все были рыцарями (возможно, в соотношении один рыцарь на два сержанта), и отсталая экономика страны не могла позволить себе содержать большое количество их. К тому же, арагоно-каталонская знать в прошлом добилась от королей значительных вольностей и привилегий, а потому сама решала в случае похода, какие войска выставить. (Хайме в своей хронике жалуется, что “я призвал всего 2000 рыцарей, но из Арагона прибыл только один…, так что из 2000 рыцарей на моем жалованье у меня с собой было только 600”.) Даже созвав “всех, кто держал фьефы от нас”, максимум, чего удавалось добиться – 1300 рыцарей и оруженосцев Хайме I на Майорке в 1229 году. (С другой стороны, если исходить из подсчета раздела территории острова на доли согласно размеру контингентов, участвовавших в его покорении, то на Майорке могли высадиться примерно 2700 латников.)
Поэтому цифра в 1000 всадников для похода, направленного за пределы страны, выглядит вполне реальной. Часть воинов составляли рыцари королевского двора (mesnada; 130-150 рыцарей в 1238 г., около 120 рыцарей в 1233 г.), “что были под рукой”, а также контингенты примерно полутора десятков светских магнатов, выступавших с королем в поход. Сколько воинов из этой тысячи были сержантами, неясно – возможно, треть.
Итак, численность арагонского контингента – 1000 всадников. С другой стороны, неизвестно, сколько воинов привели окситанские сеньоры, союзники Педро II. Это были Раймунд VI, граф Тулузский, Бернар IV, граф де Комминж (сеньор Мюре, вассал Педро II) и Раймунд-Роже, граф де Фуа (Chanson, 158, 161). Из прочих сеньоров Песнь называет только “сенешаля Юго” (Chanson, 161) – Юг д’Альфаро, сенешаль Ажена и шурин Раймунда VI.
Неизвестно и сколько ополченцев выставила Тулуза. Сомнительно, чтобы цифры, с помощью которых источники отражают количество убитых (15, 17 и 20 тысяч человек), обозначали количество тулузских ополченцев – вряд ли столько жителей вообще обитало в этом городе. Умилительно читать о том, как А. Дельпек “насчитал” в армии союзников 100000 человек. Ж. Барбье, рецензируя его работу, провел не менее оригинальные вычисления относительно лангедокской пехоты при Мюре: взяв (неизвестно откуда) цифру в 20000 человек, он ее удвоил, заявив, что “ополченцев феодальных” и “ополченцев городских” было всего 40000, поровну тех и тех (Barbier, 272). Откровенно говоря, от того, что Монфор разбил не 100, а 30 или 40 тысяч врагов (Dieulafoy, 18; Люшер, 231), положение не меняется. Г. Дельбрюк в свое время ехидно (но справедливо) прошелся относительно подобных вычислений (Дельбрюк, 258).

6. Хроника Гийома Пюилоранского.

Как и Песнь, хроника Гийома отражает интересы провансальской стороны. Любопытно, что оба автора могли пользоваться одними и теми же источниками. Известно, что Гийом писал по воспоминаниям Раймунда VI, Раймунда VII (капелланом которого он был) и Фулька, епископа Тулузы. Первый лично участвовал в битве при Мюре, два других были ее очевидцами с той и с другой стороны.
Гийом приводит уже третью оценку потерь побежденной стороны – “15 тысяч” (GPL, 209) – и, уделив внимание составу войска Монфора, говорит, что там было “до 1000 вооруженных (armatorum)” (GPL, 209). Таким образом, по его версии, конница Монфора насчитывала не 800, а 1000 всадников. В этом он расходится с оценкой французских источников (800 человек), но, видимо, опирается на сведения из арагоно-лангедокского лагеря, поскольку арагонская хроника приводит сходную цифру.
Относительно состава отряда Монфора, Гийом называет имена Ги де Монфора (брата Симона), “графа” Бодуэна Тулузского (брат Раймунда VI) и Алена де Руси, а также подтверждает присутствие на поле боя Гийома де ла Барра (GPL, 208-209).
Другие источники приводят еще имена “Букара” (CP, 153 – Бушар I, сеньор де Марли), “Верля д’Анконтра” (CP, 153 – бургундец Гийом де Контр, или Анконтр; оба были “капитанами” двух баталий Монфора) и Матфра де Бельбеза (источник – Praeclara francorum fascinora за 1200-1311 гг.).

В. ИСТОЧНИКИ С АРАГОНСКОЙ СТОРОНЫ.

7. “Книга деяний короля эн Хайме”.

Автором этой книги считается один из крупнейших полководцев Реконкисты Хайме I (Жауме I) “Завоеватель” (1208-76), король Арагона и граф Барселонский. Педро II был его отцом, а сам Хайме тогда находился в плену у Монфора и был освобожден только в мае 1214 г.
Хайме приводит последнюю, третью, версию численности французской конницы Монфора при Мюре – “от 800 до 1000 всадников” (Chronicle, 18). Его версия – нечто среднее между полярными оценками в 800 (760) всадников во французских источниках и в 1000 всадников в хронике Гийома Пюилоранского.
Также в “Книге деяний” приводится (Chronicle, 18) перечень арагонских сеньоров и рыцарей, участвовавших в битве при Мюре (здесь он цитируется в более точной транскрипции):
• рыцари двора (de sa maynade): дон Мигель де Лусия (Луэсия; также упомянут в Песни – Chanson, 162), дон Бласко де Алагон, дон Родриго де Ликана, дон Ладрон, дон Гомес де Луна (убит), дон Мигель де Рада (убит), дон Гильем де Пуйо, дон Аснар Пардо (убит) и другие.
• из Каталонии: эн Дальмау (Дальмат) де Крейксель (упомянут в Песни – Chanson, 166 – как “д’Энтейсель”), эн Юго де Матаплана, эн Гильем д’Орта, эн Берна де Кастельбисбал.
• дон Нуньо Санчес (кузен короля, позднее граф Руссильона, ум.1241) и сенешаль Каталонии эн Гильем-Рамон Сенешаль (Гильем-Рамон III де Монкада, зять короля, ум.1228) не успели присоединиться к армии Педро до битвы. Однако, кузен (Гильем III де Монкада) и старший брат (Рамон II де Монкада) сенешаля могли быть при Мюре (Shideler, 136, n.100).
Любопытно, что Нуньо Санчес, Мигель де Лусия и Аснар Пардо сражались вместе с Педро II при Лас-Навас-де-Толоса годом ранее (Huici, 255), а у поздних авторов находим подтверждение участия в кампании 1212 года Бласко де Арагона (sic) и Юго де Матапланы (Huici, 256). Сенешаль Гильем-Рамон де Монкада, вероятно, тоже отправился в поход 1212 г. (Shideler, 131). Наконец, Гильем (Гильен) де Сервера был и при Лас-Навас (Huici, 255), и при Мюре. Это обстоятельство лишний раз подтверждает гипотезу о том, что в 1213 году при Мюре сражалось в основном то же самое войско, которое в 1212 году одержало победу над маврами в Испании.
Таким образом, из французских, тулузских и арагонских источников можно извлечь следующую информацию:
• Монфор вступил в бой, имея от 800 (эта оценка встречается чаще всего и, видимо, является наиболее точной) до 1000 конных рыцарей и сержантов. Стоит заметить, что часто появляющаяся в работах по истории Альбигойских войн цифра в 900 всадников (Ольденбург, 152) ни на чем не основана. Это среднее арифметическое число восходит к работам историков еще конца XIX столетия (Barbier, 272; Dieulafoy, 19).
• Пехота Монфора не превышала 700 человек (из гарнизона Мюре).
Для армии союзников определить численность гораздо сложнее.
• Арагонский король привел под Мюре 1000 всадников – рыцарей и, очевидно, сержантов, видимо, без пехоты (как и в 1212 году).
• Количество союзных рыцарей и конных сержантов в отрядах трех окситанских графов неизвестно. Предположительно, оно равнялось численности арагонского войска, т. е. 1000 всадников, возможно, даже несколько превышало его.
• Тулузское ополчение, конечно, насчитывало не 40000, и не 15000-20000 человек, а значительно меньше – в качестве гипотезы можно предложить цифру 8000-9000 пехотинцев.
Таким образом, в сражении при Мюре армия крестоносцев насчитывала 1500 человек (800 всадников и 700 пеших воинов), а в союзной армии, предположительно, было 2000 всадников и 8000-9000 пехотинцев. Т. е. у Педро II было не менее чем шестикратное превосходство в силах.
Верх страницы Низ страницы



Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2019 PD9 Software