Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: Война - это охота, только на войне стреляют и зайцы (Шарль де Голль)
- (Добавлено: Рорт)


Джонс. Гибель античного мира. Армия
Модераторы: Ильдар

Предыдущая тема :: Следущая тема
       Основные форумы -> Peditatus equitatusque Формат сообщения 
 
Владимир Каминский
Отправлено 12/3/2002 14:31 (#7462 - в ответ на #7447)
Тема: хвост 2-й половины


Senator

Сообщений: 117
100
Для рядового солдата всегда оказывалось возможным получить звание сержанта. Первым шагом на пути к этому могло стать зачисление в корпус стражников-телохранителей (protectores). История телохранителей изобилует белыми пятнами, но достоверно известно, что при Диоклетиане они образовывали корпус, приставленный непосредственно к императору. В начале IV в. произошло размежевание между телохранителями (protectores domestici), во главе которых стоял командующий (comes dooiesticorum), и рядовыми , которые, по всей видимости, находились под началем magistri militum. Кадеты (protectores domestici) были разделены на четыре подразделения (scholae) - старшую и младшую кавалерию и пехоту. С конца IV или начала V века во главе командования пехотой и кавалерией стояли разные военачальники (comites domestiсоrum, peditum и equitum). Как domestici, таж и protectores получаля свои звания в императорской консистории через личное [Очевидно, (прим. перев.)]. Для этого было достаточно команды императора или . До эпохи Юстиниана никакие документы не выписывались. Затем этих военачальников переводили служить на штатные должности в генеральные штабы или в провинции для выполнения разнообразных миссий - осуществления облав на отпрысков ветеранов, патрулирования их до мест службы, ареста важных персон и сопровождения их в суд. Не все из domestici, несмотря на свое звание, служили в полевой армии: некоторые из них регулярно откомандировывались в подчинение главнокомандующих. Прослужив несколько лет, они получали назначение на должность командующих полками.

В начале IV в. звание присваивалось, по всей видимости, солдатам, заслуживающим его. Нам известны случаи, когда это звание получали солдаты, уже прослужившие в армии долгое время. К середине века, однако, среди служащих корпуса мы обнаруживаем лиц, как нам кажется, не имеющих соответствующего опыта, и сыновей высокопоставленных военачальников. Государственные служащие, декурионы и другие гражданские лица также пробивали себе дорогу туда. В 364 г. Валентиниан I провел разграничение между поступившими в корпус после долгой службы и теми, кто , принудив последних платить взнос, достигавший 50 солидов. Для первых же этот взнос был уменьшен до 5-10 солидов. Согласно этому закону, сыновьям и родственникам domestici разрешалось зачисляться на службу в детском возрасте и им приносили на дом продовольственный паек до тех пор, пока они не достигали зрелости и не могли приступить к своим обязанностям. К концу столетия в штате корпуса было много лиц, чьи имена присутствовали только на бумаге и . К началу V в- как domestici, так и protectores превратились в придворные войсковые части, представители которых служили в течение всей своей жизни, постепенно поднимаясь вверх по служебной лестнице, пока они не оказывались в первой десятке (decemprimi), а впоследствии старшими служащими (primictrii) соответствующих корпусов. К этому моменту эта категория военачальников обладала сенаторским статусом. На Западе правитель Теодорих в конце концов отправил офицеров в отставку. На Востоке они все еще сохранялись в полках, служба в которых была обычной синекурой. Места в корпусах раскупались за очень большие деньги. В привилегированном положении оказались императорские юрисконсульты (advocati fisci) преторианской префектуры Востока, когда им разрешили покупать два места для кого бы то ни было за 2000 солидов за каждое. Юстиниан призвал domestici и prootectores на фронт точно так же, как и солдат императорской гвардии (scholares); им позволялось остаться дома на период военных действий, но при этом они должны были отказаться от оплаты на несколько лет.

В IV в. по крайней мере некоторые из трибунов, префектов и военачальников, которые командовали полками, назначались на эти должности из офицеров protectores. Мы знаем о Валерии Фиумле (Valerius Ihiumpus), который после службы на высоких должностях, а потом в течение пяти лет офицером protector стал префектом легиона, и о Флавии Мемории (Flavius Memorius), который прослужил двадцать восемь лет на различных должностях и шесть лет в звании protector domestici, заняв впоследствии пост префекта Lanciarii Seniores. Гражданские служащие, видимо, получали повышение по службе гораздо чаще. В V в. солдатам иногда присваивались офицерские звания. Примером такого продвижения является Марциан, ставший в будущем императором. Но мы не знаем, насколько общепринятой была такая практика. На пост командующих пограничных войск назначались опытные офицеры, за плечами которых была многолетняя служба в армии. С другой стороны, нам известны и случаи, когда такое назначение получали сыновья прославленных воителей. Так, уже в юности на этой должности состоял Феодосий, будущий император. Военачальники приграничных районов редко получали более высокие должности, для которых они, без сомнения, были слишком стары. Обычным способом продвижения в высшие эшелоны военного командования было в IV в. получение должности трибуна императорской гвардии, военачальника (comes rei militaris), командующего корпусом кадетов comes domesticorum или главнокомандующего (magister militum). Истории известно несколько примеров, когда военачальники или главнокомандующие получали эти должности, пройдя все ступени военной карьеры, но они, должно быть, очень редки.

Высокий процент офицеров и полководцев составляли в IV-V вв. варвары, главным образом германцы, хотя известны случаи, когда эти должности занимались сарматами и даже персами. Подобные военнослужащие варварского происхождения полностью ассимилировались. Но иногда кто-либо из них возвращался в родные земли. Многие образовывали семьи, которые из поколения в поколение верно служили императорам. Некоторые, такие как вандал Стилихон, были de facto руководителями империи в период правления слабых императоров, другие, как например франк Арбогаст, алан Аспар и свев Рицимер, правили посредством императоров-марионеток, которых назначали лично. Некоторые, например Аспар, даже предпринимали попытки утвердить на троне своих сыновей. Но в этом они ничем не отличались от амбициозных римских военачальников и служили империи в силу своих способностей.

Офицерам, имевшим звание N. С. О., выдавались продовольственные пайки и фураж для лошадей. Нам ничего не известно о размере жалованья других военных, но жалование командующих пограничных районов составляло 50 съестных пайков (annonae) и 50 порций корма для лошадей (capitus). Естественно, для них весьма неудобно было получать свое жалованье продуктами, и когда к власти пришел Константин, они добились того, что сборщики налогов курий стали платить им деньгами. Официально это было узаконено к началу V в.

Заработная плата служащих подобного ранга могла показаться приемлемой, но на самом деле она была ниже, чем в период принципата, и офицеры увеличивали ее за счет солдатского жалованья. Некоторые из таких форм казнокрадства, первоначально осуждаемые как злоупотребления, превратились в признанный приработок, почитаемый как обычай и подтверждаемый законами. Трибуны получили право удерживать в течение года недельный рацион солдатского пайка в свою пользу (stellatura). Воинам приграничных районов приходилось отрывать от себя пайки, предназначенные на один месяц, и распределять их между командующим соответствующей приграничной провинции и военачальниками полков. Отдельные беспринципные офицеры присваивали себе военную форму, ботинки, оружие и лошадей своих подчиненных, но такие злоупотребления никогда официально не санкциониролись. Более распространенным ухищрением было предоставление солдату продолжительного или неопределенного по времени отпуска за деньги, либо сохранение имен убитых в послужном списке, что позволяло получать предназначавшиеся им вознаграждения и пайки. Такая практика пагубно отражалась на состоянии армии, поскольку, с одной стороны, подрывала ее действенный потенциал, а с другой - затормаживала процесс продвижения по служебной лестнице: самые многочисленные пайки получали военачальники, и, конечно же, было очень выгодно не вычеркивать их из списка личного состава, когда они умирали. Как нам представляется, на это были даны впоследствии санкции. Таким образом, незаконные приработки накапливались и значительно превосходили официально установленную заработную плату: командующий приграничных районов Ливии в VI в. получал 50 порций продовольственных пайков (annonae) и 50 порций фуража для лошади (capitus), обмениваемые на 400 солидов, в качестве жалования и 90 порций пайков и 120 порций фуража для лошади, обмениваемые на 1005 1/4 солидов, из других источников.

Если бы солдаты всегда получали то, что предназначалось им законом, они были бы вполне обеспечены, лучше одеты, их рацион питания был бы более разнообразен, чем еда крестьян, из среды которых они призывались. Условия жизни служащих разных званий и даже разных полков на практике сильно разнились. Воины императорской гвардии, которые служили под зорким оком правителя империи, могли быстро выразить ему свои жалобы, уровень их благосостояния был достаточно высоким, а дисциплина в их подразделениях нежесткой. Солдаты приграничных районов, проходившие службу в отдаленных провинциях, были отданы на милость своих командиров, нещадно эксплуатировавших их. Вобщем, солдаты едва ли были состоятельным классом. У них, как правило, не было собственных рабов, которые были относительно дешевыми и многочисленными в прифронтовой зоне. Для имеющих звание N. С. О. считалось нормальным держать рабов-денщиков. Мартин, во время службы рядовым в императорской гвардии, слыл человеком аскетическим, так как довольствовался только одним рабом. Более того, у многих солдат были небольшие земельные наделы. Сыновья ветеранов в должное время наследовали участки своих отцов. Среди призванных на военную службу встречались и сыновья крестьян-землевладельцев. К V веку воины приграничных восточных провинций получили основанное на старом обычае право обрабатывать земельные участки, располагаемые на территориях, непосредственно примыкающих к их укреплениям.

С другой стороны, по закону, утвержденному, вероятно, Анастасием, до наступления дня получения жалованья солдаты могли не выплачивать долги своему актуарию. Причиной введения этого правила отнюдь не выступал тот факт, что при правлении осторожного и предусмотрительного финансиста, каковым был Анастасий, жалованье солдатам очень часто задерживалось. При Юстиниане служащие армий, размещенных в Африке и Италии, не получали денежное довольствие такой большой срок, что это вылилось в мятежи и массовые дезертирства. Но это было скорее всего исключением, нежели правилом. Придерживаясь такого курса, Юстиниан основывался на своем чрезмерном оптимизме, полагая, что этот долг можно будет погасить за счет новопокоренных Западных провинций.

Уровень дисциплины также был неодинаков в различных родах войск. В полках приграничных районов в V-VI вв. он был до неприличия низок. То же самое можно было отметить и для подразделений полевой армии, которые превратились в постоянные гарнизоны. Лев вынужден был сообщить Аспару, что . Существует также много других упоминаний о том, что солдаты служили земельными агентами; папирусы содержат повествование о том, как один солдат арендовал пекарню. Иоанн Мосх (Moschus) в своем высоко хвалит солдата из Александрии, который с рассвета до 9 часов утра молился и плел корзины, в З часа пополудни надевал военную форму и шел на построение. Так он поступал в течение восьми лет и ниразу получил нарекания со стороны своих командиров. Из Сиены, укрепленного узла, располагающегося на южной границе Египта, до нас дошли семейные бумаги Флавия Патермутского, который с неподдельной откровенностью описывает себя по легальным документам как . Бумаги содержат один военный документ, сертификат о зачислении на военную службу одного из членов семьи, расписки о продаже и покупке лодок и домов, уплат за семейное земельное владение, записи о судебных процессах.

Вегетий в своем руководстве по военному искусству рисует мрачные картины упадка армии. Вегетий предстает как хранитель древности, стандартом которого была идеальная, а не реальная императорская армия принципата. Сражающиеся полки полевой армии, даже если они и не принимают участия в военных действиях, . Они должны быть обучены своими сержантами-инструкторами (campidoctores). Небольшой отряд римлян, компетентно руководимый, мог наголову разбить гораздо большие по численности группировки варваров, как это доказал Стилихон в сражениях под Полленцией, Вероной, Фезулами, и Велисарий своими завоеваниями вандалов и остготов.

С первого взгляда может показаться странным, что Римская империя, обладавшая мощнейшей армией, могла собирать для данной кампании такие маленькие войска. Самые большие засвидетельствованные экспедиционные силы, которые возглавлял Юлиан в кампании с персами насчитывали 65000 воинов. Немногим раннее Юлиан, уже будучи цезарем, имел в Галлии только 13000 солдат, в то время как главнокомандующий Констанция II Барбацион (Barbatio), продвигая власть императора дальше на юг, руководил 25000 воинов. Стилихону удалось набрать тридцать полков, насчитывающих примерно 20000 солдат, для битвы с радагезами. Для персидской войны 503 г. Анастасий собрал 52000 воинов. Прокопий объявил, что это было самое большое скопление боевых сил, когда-либо имевшее место Восточном фронте.

Велисарий с помощью пятнадцатитысячного войска (и тысячи союзников и телохранителей) покорил Африку, а потом захватил Сицилию, Южную Италию и Рим, применив силу меньшей численности (7000 воинов, 500 союзников и телохранителей).

Конечно же, является истинным тот факт, что многие из солдат, занесенных в армейские послужные списки, либо не существовали вообще, либо были задействованы на гражданских работах, но те, кто. присутствовал, должны были выполнять огромные по масштабам задачи. Протяженность границ империи охватывала сотни миль, которые нужно было защищать от постоянных налетов. Из 350 000 воинов, состоящих на службе Восточной империи в начале V века, 250 000 были солдатами приграничных районов, которые, охраняли Нижний Дунай и обширную восточную границу, протянувшиеся от Черного моря до Акабанского залива, долин Нила и ливийской пустыни. На Западе это соотношение не было таким уж большим - 140 000 воинов из 250 000. Но такое положение дел существовало потому, что многие солдаты приграничных районов были переброшены в полевую армию. Пограничные войска в большинстве случаев были очень слабымн, но они сыграли основную роль в обеспечении безопасности на границах империи. Восточное правительство оценило их значение, предприняв в 443 г. стремительную попытку увеличить их численность, восстановить их боеспособность. Большая работа была проведена с целью предотвращения случаев удержания солдатских пайков и вознаграждений в пользу военачальников. Юстиниан настолько осознавал полезность пограничных войск, что, вторично завоевав Африку, дал детальные указания по их реорганизации в этом регионе.

Увеличение количества полков полевой армии в V-VI вв. повлияло и на задачи гарнизонов. В таких регионах, как Фракия и Иллирия, в которых полчища варваров постоянно прорывали оборону пограничной полосы, необходимо было вводить гарнизоны и во внутренние города; в Малой Азии в обязанности гарнизонов входила борьба с разбоем, учиняемым исаврянами. Но императорское правительство можно покритиковать за избыточное рассредоточение своего военного потенциала и использование слишком большого контингента для обеспечения безопасности внутренних провинций. С другой стороны, оно не проводило политики усиления законности и правопорядка.

Наконец, многие войны той части полевой армии, которая оставалась мобильной и содействовала обороне каждого из главных фронтов, были распределены по региональным группировкам. Коммуникация была настолько слаба, что представлялось, пожалуй, весьма рискованным вводить многочисленные войска в Иллирии и Фракии защиты восточной границы или перебрасывать полевую армию Галлии для отражения вторжений в Италию. Только действующая армия, размещавшаяся в Северной Италии и вокруг Константинополя, образовывала действенный мобильный резерв. Огромное войско Анастасия, состоявшее из 52 000 воинов, должно было включить в свой состав большую часть действующей армии и полков восточных провинций, насчитывавших по 200 000 воинов каждый.

Верх страницы Низ страницы



Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2022 PD9 Software