Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "Управление флотом являет собой чудо расточительности, взяточничества, невежества и нерадивости... никаким сметам нельзя доверять... ни один контракт не был выполнен... не проводилось никаких проверок... Некоторые из новых военных кораблей настолько негодны, что без срочного ремонта затонут тут же у причалов. Жалованье матросам выплачивается столь нерегулярно, что они рады, когда находят, ростовщика, который покупает их платежные билеты с сорокапроцентным вычетом. Большинством кораблей на плаву командуют роботы, не обученные морскому делу". Сэмюэль Пепис о состоянии английского военного флота, 1684 г.
- (Добавлено: Михаил)


античное книгопечатание
Модераторы: Spiridonov

Предыдущая тема :: Следущая тема
       Основные форумы -> Tormenta et machinae Формат сообщения 
 
Ильдар
Отправлено 15/9/2007 18:08 (#92782 - в ответ на #92750)
Тема: Re: античное книгопечатание



Administrator

Сообщений: 8349
50002000100010010010025
Местонахождение: Россия, Уфа
melanf - 12/9/2007 19:23
Ну паровой двигатель в европе нового времени разрабатывали лет 400 - первые попытки делались еще в XV веке


Что-то Вы путаете. Первые попытки - это рубеж XVII-XVIII веков. Т.е. весь процесс до создания паровой машины двойного действия занял меньше 100 лет.

но экономически эффективный двигатель создал только Уатт


Да, если взять ту самую паровую турбинку Герона, то ее эффективность, как подсчитал Ланделс чуть меньше 1%. Но как только начать развивать идею применения цилиндра и поршня, то за очень короткое время эффективность возрастет в разы.

Кстати, КПД у паровой машины Уатта - 3%. Она была экономически эффективна только из-за большого количества дешевого топлива и отсутствия почти бесплатной рабочей силы.

И переход от зажигательных смесей к взрывчатым веществам - вещь далеко не очевидная, хотя возможно и легко реализуемая. Книгопечатание другое дело - все было готово. Это как если бы огнестрельное оружие с рецептом пороха было бы описано Каллиником в книге, но не создано на практике.


А что, кто-то из древних описал устройство печатного станка и никто его не осуществил? Книгопечатание настолько же очевидное дело, как и изобретение огнестрельного оружия или ветряной мельницы (ветряк с горизонтальной осью использовался Героном для приведения в действие органа). Европа же, прежде чем начать наборное книгопечатание, сначала прошла этап ксилографии (около 300 лет). А потом надо было совместить давильный пресс, ксилографию и наборный шрифт. Согласитесь, что это не тривиальная задача.

Кстати, существует исторический анекдот, что у Калинника во время нагрева сосуда с горючей смесью, он вырвался из рук и ударившись в стену, оставил на нем глубокую отметину. К сожалению, я не знаю источника этого анекдота, возможно, он поздний.

melanf - 13/9/2007 17:43
Пар в насос запустить можно, но такой двигатель будет неэффективным


С чего Вы это взяли? Насколько я помню, считается, что идея паровых машин была отчасти подсказана именно конструкцией нагнетательных насосов, которые, кстати, были переоткрыты (достоверно) также в XVII веке.

и конкуренции с рабами не выдержит.


Конкуренции с рабами не выдержала бы даже машина Уатта.

этот двигатель помимо значительно более сложной, чем насос конструкции требовал высокой точности исполнения деталей. Думаю, что если бы в Рим доставили чертежи двигателя Уатта, его бы было очень трудно создать, из за необходимости выдержать квалитет.


Цитата:

Когда-то Джеймс Уатт с гордостью сообщал, что в его машине между поршнем и цилиндром "нельзя просунуть даже маленький палец". А российский изобретатель И. И. Ползунов, делая первую паровую машину, проверял зазоры в ней екатерининским пятаком, толщина которого достигала 6 мм.


Теперь обратимся к Ланделсу (стр. 83). Вот что он пишет о 4-х насосах найденных на месте римского кораблекрушения (Dramont D) середины I в. н.э.:

Accurate measurements of these pumps give a new insight into the competence of ancient metal-workers, and bring sharply into question some of the traditional arguments to the effect that inadequate technology limited the progress of applied science. The measurements of piston and cylinder in each pump are as follows:

Pump Piston Cylinder Clearance
outside inside all-round
diam(mm) diam(mm) (mm)
No. 1 43.5 44 0.25
No. 2 42.8 43.5 0.35
No. 3 42.9 43.1 0.1
No. 4 44 44.3 0.15

The inner surface of each cylinder and the outer of each piston has been highly polished, probably with some form of grinding paste, and if it is coated with heavy grease makes a very good fit. Tests suggest that the overall efficiency of one pump, including the valves, was about 95%. Its output, pumping at a rate of one stroke (up-and-down) per second, was about 140 gall (630 l) per hour.


Перевод:

Точные размеры этих насосов дают новое представление о квалификации древних металлообработчиков и решительно подвергают сомнению некоторые из традиционных аргументов относительно того, что неудовлетворительная технология ограничила прогресс прикладной науки. Размеры поршня и цилиндра каждого насоса следующие:

Насос Поршень, Цилиндр, Зазор,
внешний внутрен. круговой
диам.(мм) диам.(мм) (мм)
No.1 43.5 44 0.25
No.2 42.8 43.5 0.35
No.3 42.9 43.1 0.1
No.4 44 44.3 0.15

Внутренняя поверхность каждого цилиндра и внешняя каждого поршня была тщательно отполирована, возможно, каким-то видом шлифовальной пасты, и если их покрыть густым жиром, получается очень хорошая посадка. Испытания предполагают, что общий коэффициент полезного действия одного насоса, включая клапаны, был около 95%. Его производительность, при нагнетании со скоростью один такт (вверх и вниз) в секунду, была около 140 галлонов (630 л) в час.




Поршневой двухцилиндровый насос был изобретен Ктесибием (он так и назывался "машина Ктесибия") в III в. до н.э. К I в. н.э. он стал достаточно совершенным устройством, что отражено в трактатах Витрувия и Герона, а также видно в т.н. "насосе Вальверде-Хуэльва".




А вот видео двухцилиндрового насоса барки Калигулы с озера Неми (11,3 Мб).

Кто знает - на папирусе можно печатать?


Я думаю, на папирусе можно печатать.

Или может папирус настолько был дорог, что расходы на писца не имели большого значения?


Папирус был дорог, но первая бумага, я думаю, тоже. Самое главное - производство папируса не технологично. Впрочем, если бы создали печатный станок, придумали бы и технологичный способ производства папирусной "бумаги".

melanf - 13/9/2007 18:38
корабельные хронометры той эпохи были вероятно точнее антикиферского механизма


Во-первых, это не так. Во-вторых, даже если это так, то не имеет значения, т.к. квалификация создателей антикиферского механизма и античных водяных насосов вполне досточна для сооружения паровой машины.

при знании поршневых насосов и действия пара у европейцев в новое время ушло лет 300 - 400 на решение всех техических проблем стоявших на пути создания экономически выгодного парового двигателя


Ну, во-первых, 100 лет, не больше. Поршневой насос к этому времени им был известен лет 50.

Да, античному механику пришлось бы решить массу проблем. Изобрести, например, газораспределительный механизм, ведь клапаны в насосах открывались под действием атмосферного давления. Изобрести кривошипно-шатунный механизм для превращения возвратно-поступательного движения во вращательное (UPD: не надо, т.к. он существовал, по крайней мере со II в. н.э.). Необходимо было высокоэффективное топливо (например, каменный уголь). Но большинство из этих проблем стояло и перед инженерами Нового времени и они их решили за какие-то 100-200 лет.

Тут надо еще понимать, что такое греческая (античная) наука. Вспомните хотя бы что писал Плутарх об Архимеде. Вот что, например, несколько полемично написал в начале XX века немецкий классический ученый Германн Дильс:

Удивительно, что в древности за вычетом специалистов так мало интересовались техническими изобретениями и личностью изобретателя. Ореол, который все ярче загорается вокруг техников в эпоху Возрождения и в новое время, совершенно отсутствует в древности. Исключение составляют медицина и военное дело. Но бывало, что великие имена и в этих областях пропадали бесследно. Так было с упомянутым выше строителем ксерксова моста, чье имя в кратком сообщении раскрыл нам только случайно сохранившийся обрывок папируса. Следующий документ содержит, между прочим, сжато составленную таблицу, перечисляющую достопамятные произведения хорошего александрийского времени. Эти «александрийские кирпичи» (Laterculi alexandrini), как я их окрестил, называют знаменитейших художников, скульпторов, архитекторов и, перед главой о семи чудесах свети, семь знаменитых механиков. Из этих семи признанных во II в. до н.э. знаменитостей техники четверо нам совершенно неизвестны, а о трех остальных мы имеем весьма поверхностные сведения. Из них я выделяю Диада, о котором в первом издании словаря Виссовы сказано: «Упомянут Витрувием среди тех, кто писал о машинах, кроме этого совершенно нам неизвестен». Новое издание, вышедшее в 1905 г., заимствует из военных писателей, что Диад был учеником Полиида, строившим осадные орудия Филиппу и что сам он участвовал в походах Александра. Только из "кирпичей" узнаем мы впервые, что Диад был главным инженером при достопамятной осаде Тира, о которой историки рассказывают целые страницы. Тщательнейшим образом описаны все подробности сражения, в котором успех переходил то на одну, то на другую сторону; имя солдата, первым вошедшего на стену, занесено в скрижали истории. И только об инженере, который вел и эту и другие осады Александра, который оставил руководство по военно-инженерному искусству, где были описаны его изобретения: передвижные осадные башни, нового вида таран, подъемные мосты и разные военные машины, историки ничего не знают. Как, вообще, вся древность, они презирали техников. Это презрение к технике имеет разные причины. Прежде всего, античность, несмотря на то, что именно в Афинах и в Риме были созданы демократические формы правления, была насквозь аристократична. Даже такие выдающиеся мастера, как Фидий, расценивались лишь как ремесленники и не могли проломать каменной стены, отделявшей аристократические круги «красивых и хороших» от ремесленников и крестьян. Платон в своем идеальном государстве вовсе отказывает рабочему классу в образовании и воспитании. И в эллинистическое время, когда щедротами просвещенных царей наука и техника поднялись на высокую ступень развития, отношение к техникам не изменилось. Блестящие достижения механики и инженерного искусства (может быть, за исключением постройки орудий) не находят в широких кругах никакого признания. И техника, запертая в узком круге любителей, начинает, как у нас в XVII и XVIII вв., тянуться к игре и игрушке, что заметно уже у самого крупного механика того времени Ктесибия и что придает технической литературе последующего времени (Герон) своеобразный отпечаток дилетантизма. Вторая причина слабого развития технического изобретательства в древности заключается в рабовладельческом хозяйстве, при котором в индустриальных центрах Греции и Рима рабов собирали на фабриках и заставляли там работать. Ремесло презиралось, а свободный труд не находил применения. Не было причин, которые заставляли бы придумывать машины в замену ручной работы.

Поэтому техника и не сделала никаких успехов в римской империи, если не считать водяной мельницы и строительного мастерства. Когда затем в императорское время рабство стало постепенно исчезать под действием Pax Romana («римского мира»), то заменить недостающую рабочую силу машиной было уже нельзя. Наука, всегда питающая технику, была мертва, интерес к техническим проблемам, если не считать некоторых курьезов, вроде водяных часов и водяного органа, умер. О самих техниках мы слышим еще меньше, чем в эллинское и эллинистическое время. Мог же софист Прокопий, описывавший около 500 г. н.э. часы с фигурами в Газе, в этом подробном описании обойти имя художника полным молчанием.


С книгопечатанием ИМХО ситуация иная - оно сразу становилось экономически рентабельным.


Экономически рентабельным? В условиях рабовладельческого способа производства?

И напоследок мнение Ланделса о возможности создания паровой машины в античности (J.G. Landels. Engineering in the Ancient World. London, 2000, pp. 29-31):

It is true that this toy (as it may justly be called) does not incorporate the essential elements of a useful steam engine, but it is equally true that all those elements are to be found in various other devices which Hero describes. To make a conventional steam engine it is necessary to develop techniques of making metal cylinders, and pistons to fit them; but this problem was tackled in the design of the force pump, and there is even a possibility that 'lapping' was used (see p. 76). It is not in fact necessary to have an efficient method of converting rectilinear to rotative motion for the construction of a basic steam engine. The earliest working ones were of the beam type, which worked piston pumps without cranks or rotative motion. The one other essential is the valve mechanism, and Hero had devised one for what is usually known as 'Hero's Fountain' – a device exactly like a modern insecticide sprayer, in which liquid is forced out of a container by compressed air (Pneumatica I, 10.) Water had to be controlled under pressures of the order of 5-6 lb/sq in (0.35 kg/cm2). The type of valve he used is not ideal for steam, but it would have done to start with, and might have been improved in the light of experience. An even more significant feature of the 'fountain' is that Hero uses a spherical pressure-vessel on a special stand, showing clearly that he was aware that sheet metal of a given thickness will stand up to greater internal pressure in that form than in any other. In the progress of boiler design, this might have been the first advance on the bunged-up cauldron.

But there was no progress – not even a beginning. What Hero failed to do, and nobody else apparently tried to do, was to combine these essential elements – boiler, valves, pistons and cylinder – to form a steam engine. Why did he not? Perhaps he never thought of reversing the action of a piston pump, forcing liquid or air into the cylinder and taking thrust from the piston. One toy which came very near to this was a 'jumping ball' (Pneumatica II, 6), in which a light ball (made of thin sheet metal?) was blown up into the air by a jet of steam from a boiling cauldron. But where expanding hot air, or compressed air, was used to move something mechanically, it was done either by inflating a bladder, which lifted up a weight, or else by shifting water or mercury from one side to the other of a counterbalanced system, which then swung up or down and operated the mechanism by chains and pulleys. These two methods are exemplified in Pneumatica I, 38 and 39.

Another explanation which has been suggested is that Hero did attempt to combine the elements of a steam engine, and either blew himself up in the process, or was frightened off the idea. But if the first of these occurred, it is strange that there is no mention of it in ancient tradition. It would have been such a good cautionary tale for anti-materialist philosophers. The second does not ring true psychologically. Stephenson, Diesel and Whittle each persisted with his engine despite nasty accidents and narrow personal escapes. Hero was nothing if not an enthusiastic inventor, and is likely to have thought, as they did, that 'it would never happen to him'.


Перевод:

Совершенно верно, что эта игрушка (как ее можно справедливо назвать) не включает важные элементы полезной паровой машины, но так же верно и то, что все эти элементы должны быть найдены в различных других устройствах, описываемых Героном. Чтобы сделать традиционную паровую машину необходимо разработать технологию изготовления металлических цилиндров и соответствующих им поршней; но эта проблема была решена в конструкции нагнетательного насоса, и возможно даже с использованием «притирки» (см. стр. 76). На самом деле, необязательно иметь эффективный метод преобразования прямолинейного движения во вращательное, чтобы построить простую паровую машину. Самые ранние работоспособные машины, приводившие в действие поршневые насосы без кривошипов или вращательного движения, были шатунного типа. Еще одним основным элементом является клапанный механизм, и Герон изобрел его для того, что обычно известно как «фонтан Герона» – устройство точь-в-точь как современный распылитель инсектицида, в котором жидкость из резервуара вытесняется сжатым воздухом (Pneumatica I, 10.) Воду нужно регулировать под давлением порядка 5-6 фунтов/кв. дюйм (0,35 кг/см2). Тип клапана, который он использовал, не идеален для пара, но было бы с чего начать, и можно было бы улучшить под влиянием опыта. Еще более важная особенность «фонтана» – это то, что Герон использует сферический сосуд высокого давления на специальной подставке, ясно показывая, что он знал, что листовой металл данной толщины выдержит большее внутреннее давление при этой форме, чем при любой другой. В совершенствовании конструкции бойлера, это могло бы стать первым шагом вперед по сравнению с котлом закрытым сверху.

Но никакого совершенствования не было – не было даже начала. Что Герон не сделал и никто больше, видимо, не попробовал сделать, так это объединить эти важные элементы – бойлер, клапаны, поршни и цилиндр – чтобы построить паровую машину. Почему? Возможно, он никогда не думал об изменении направления действия поршневого насоса, нагнетании жидкости или воздуха в цилиндр и отбор тягового усилия с поршня. Одной игрушкой, которая подошла очень близко к этому, был «прыгающий шар» (Pneumatica II, 6), где легкий шар (сделанный из тонкого листового металла?) выбрасывался в воздух струей пара из кипящего котла. Но там, где использовалось расширение горячего воздуха или сжатый воздух для того, чтобы что-нибудь механически переместить, это делалось либо наполнением баллона, который поднимал груз, либо, в противном случае, перемещением воды или ртути с одной стороны уравновешенной системы на другую, которая затем отклонялась вверх или вниз и приводила в действие механизм с помощью цепей и блоков. Оба этих метода показаны в Pneumatica I, 38 и 39.

Другим объяснением, которое было предложено, было то, что Герон сделал попытку объединить элементы паровой машины, но либо в процессе сам себя взорвал, либо был напуган идеей. Но если произошло первое – странно, что об этом нет никаких упоминаний в древней традиции. Это была бы такая хорошая назидательная история для философов анти-материалистов. Второе не кажется правдой с точки зрения психологии. Стефенсон, Дизель и Уиттл, каждый упорно продолжал свою машину, несмотря на ужасные катастрофы и собственные чудесные спасения. Герон был в высшей степени увлеченным изобретателем и, вероятно, так же думал, что «это никогда не случится с ним».

Верх страницы Низ страницы



Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2019 PD9 Software