Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "Не забравшись в логово тигра, не добудешь тигренка" Дэн Ай, военачальник эпохи Троецарствия (220-265)
- (Добавлено: Altaica Militarica)


Книга Устинова
Модераторы: Макс Скальд

Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Предыдущая тема :: Следущая тема
       Специальные форумы -> Our Just Quarrel Формат сообщения 
 
Макс Скальд
Отправлено 12/12/2007 15:55 (#94697)
Тема: Книга Устинова


Moderator

Сообщений: 4576
20002000500252525
Местонахождение: Ставрополь
http://www.ozon.ru/context/detail/id/3642452/

Первое впечатление: слишком много неточностей в биографиях; раздел про битвы также полон ошибок и, такое ощущение, переписывался с сайта; присутствует полностью также модный сегодня взгляд на Жанну д'Арк - то есть ахинея.
Верх страницы Низ страницы
Макс Скальд
Отправлено 18/12/2007 12:54 (#94824 - в ответ на #94697)
Тема: Впечатление второе


Moderator

Сообщений: 4576
20002000500252525
Местонахождение: Ставрополь
Устинов В.Г. Столетняя война и Войны Роз. М.: АСТ: Астрель; Хранитель, 2007. 637 с.
Книга показывает, что на мелочах прокалываются не только разведчики, но и историки. Причем постоянно.

Поскольку не могу же я переписывать всю книгу, то из того, что попалось на глаза при беглом просмотре:

С. 12. Фраза Жанны герцогу Жану II Алансонскому: «Чем больше объединится нас, в ком течет королевская кровь Франции, тем будет лучше».
Ух как захватывает! Если конечно оригинал не читать.
Не правда ли, фраза «Чем больше будет одновременно кровных родичей короля Франции, тем лучше» звучит бледнее, но зато достоверней. Это автору на будущее, поскольку его ахинею про Жанну (С. 217-220) читать тошно. Ему один совет – источники читать. Тогда сам поймет, насколько он смешон.

С. 15. Понваллен 1370: у Ноллиса 2000 латников и 2000 лучников. На с. 341 биография Ноллиса составлена так хитро, что не поймешь, был ли он лично при Понваллене. Но на с. 156 ясно указано, что был разбит именно Ноллис и с тем же отрядом.

Но! Столько он должен был выставить по контракту, и учитывая, что армия Ноллиса высадилась в конце июля, а ныне было начало декабря…
Это раз.
А во-вторых, в бою был не сам Ноллис, а лишь часть его армии – свиты сэра Томаса Грандисона (200 чел. в начале кампании) и сэра Уильяма Невила – по хроникам, или 200 латников и 200 лучников, или 600 воинов (по двум источникам), или 1200 воинов. У французов или 400 копий, или 3000 воинов.
А был ли там граф дю Перш? Что-то не припомню такого там.

С. 16. Граф Алансонский при Креси «практически пробился к месту, где стоял Эдуард Черный Принц». А если без фантазий? А если без лирики, то это фантазии. Только Фруассар сообщает, что Алансонский и Фландрский со своими людьми спешились и дошли до баталии принца и там сражались, и если Фландрский вроде бы действительно дошел до самого принца, то насчет брата короля у нас таких данных нет.
Да, и почему это он командовал авангардом армии Филиппа во время преследования?
Далее, в 1340 граф находился в главной армии Филиппа VI, а не в Турнэ, командуя одной из баталий. Не сказано, что он участвовал в кампании в Эно, проведенной французами ранее в том же году. Был он также и при Бюиронфосе в 1339 г. – топоним этот автор, с упрямством, достойным лучшего применения, именует Виронфосом везде и даже всюду.
О его ранении при Касселе (С. 15): странно, что хроники, тщательно перечислившие прочих знатных раненых (Бушар де Монморанси в ногу, Луи Савойский в руку, Анри Бургундский потерял глаз, ранены герцог Бретонский, графы де Бар и Булонский), не говорят о Шарле. Да, и командовал он не второй линией, а просто второй по счету баталией королевского войска (в составе 21 знамени). И еще – обозвать Фландрию «Фламандией», это талант…
Далее, историки вовсе не уверены в том, что граф в 1330-1331 гг. (Сент был взят вероятно в феврале 1331 г.) был послан просто оценить обстановку и взял Сент по своей инициативе. Король, несомненно, рассчитывал (или предугадывал) на подобный шаг его импульсивного младшего брата по отношению к крепостям, прикрывавшим Бордо. Вопреки мнению автора, никакие маневры в районе Сента не проводились, но гарнизон там стоял сильный. Наконец, Алансон был отозван с юга ДО встречи королей 13 апреля 1331 г., а не после, как считает автор.
Бретонские кампании 1341-1342 гг. описаны верно (с той поправкой, что граф был лишь одним из помощников Шарля де Блуа, ничем особо не отличившись; также в книге не сказано, что граф был в армии Филиппа, явившейся в Бретань в том году), хотя замок назывался Шантосо, а Жан де Монфор вовсе не был «захвачен в плен» при сдаче Нанта.

С. 104. Луи де Бурбон, граф де Вандом: «Командовал войсками в битвах при Жарго (11-12.06.1429), Менге (15.06.1429), Боженси (16.06.1429) и, скорее всего, при Пате (18.06.1429)».
Во-первых, Жаржо, Мён и Божанси.
Во-вторых, почему мы говорим «осада Орлеана» или «осада Кале», а не битва? Вот и в данном случае это были осады – точнее, взятия городов. Это кстати важно, ибо «битвами» по безграмотности все три осады именуются на протяжении всей книги.
В-третьих, почему это «скорее всего»? О его участии в военном совете перед битвой и в сражении при Патэ сообщают Шартье и автор «Хроники Девы».
Есть, наконец, письмо короля, адресованное Туру, где говорится «о битве, которую вели с англичанами, его исконными врагами, монсеньор герцог Алансонский, монсеньор граф де Вандом и Дева». Понятно, что источники читать было некогда, но хотя бы пятитомник Кишера можно было проглядеть?

С. 105. Согласно хронике Луи де Бурбона написанной Кабаре, Бельперш (пишется, кстати, слитно) в Бурбоннэ был захвачен не отрядом аж Лэнгли и Монтегю (между прочим, можно было хоть раз помянуть для неискушенного читателя, что Монтакьюты это и есть Монтегю – Бог с ним, что их так вообще тогда не называли всерьез…), а парой гасконских авантюристов (в хронике их имена Кликюо де ла Сень и Ортинго д’Ортени) из гарнизона Ньора. Переодевшись крестьянами, враги захватили ворота и удерживали их, пока туда не подоспели главные силы их отряда. Случилось это в августе 1369 г.
Фруассар сообщает, что захватчиков было трое – оруженосцы Ортинго, Бернар де Виск (или де Ва, англичанин?) и Бернар де ла Саль, и что они взяли Сен-Север также, и передали его Джону Деверё.
Зимой герцог осадил замок, где удерживали в плену его мать. У него было 800 латников и 200 арбалетчиков (национальный, так сказать, состав армии дают хронисты, но я это опускаю), у обоих гасконцев – более 120 воинов. Вообще осада оказалась весьма забавной: герцог привез шесть машин, из которых день и ночь метал снаряды, но герцогиня очень пугалась и упросила сына перестать. Осада длилась три месяца. Стычки, штурмы, вылазки. В итоге всем все надоело (зимой-то!), французы выстроили себе укрепление и засели от холодов там, поставив стражу у выходов из замка. Осажденные послали за помощью.
В итоге приперлась вся мощь Гиэни. Иными словами, заявились аж 7000 воинов Томаса, графа Бэкингема (тут автор явно ошибся – смотри ниже о реальных командирах), и осадили уже де Бурбона. Все это имело место в январе-феврале 1370.
Тут хронист, поведав о том, что укрепление было ни к черту, с пафосом повествует о храбрости гордого герцога и его решительном ответе английскому посланцу (в стиле 300 спартанцев). Бэкингем решил снять осаду и выручить своих людей в замке (видать, не так уж и велика была его армия – надо думать, 2-3 тысячи максимум) и стал готовиться к атаке. Де Бурбон с той же тысячей воинов (наш стратегический гений оказывается отпустил перед этим «бесполезных» людей и ополченцев общин – правда, откуда те взялись в его армии вообще, до этого нам не поведали ни сном, ни духом!) готовился к отражению штурма.
Описание атаки весьма любопытно – ибо, если оно достоверно, оно показывает высокую эффективность арбалета в целом и генуэзцев в частности при обороне. Англичане (луки у которых вообще не упоминаются) так и не смогли подойти вплотную к частоколу, за которым сидели французы и отступили.
Граф велел гарнизону уходить и поджечь замок на прощание. Увидев пламя, французы поспешили к Бельпершу и успели занять его, потушив огонь, не сумевший нанести серьезного вреда. На следующее утро штандарт Бурбона развевался на башне. Англичане ушли, но, решив, что их честь задета, вернулись на полпути и снова решили штурмовать французскую бастиду. Но те успели ее укрепить, плюс пошел густой снег, и его навалило аж на две пяди. В общем, англичане ушли, преследуемые конницей французов.
По словам хрониста, из 7000 англичане лишились 3000, что явная ахинея. Полное умалчивание о судьбе герцогини подтверждает то, что спасти ее тогда не удалось.
Фруассар, однако, сообщает, что за помощью послали к сенешалю Лимузена Джон Деверё, а явились под замок графы Кембридж и Пембрук с 1500 копьями и 3000 наемников. То, что Кембридж был там, это железно – французский документ из Парижа от 11 февраля упоминает это («Энмон, сын короля Англии», т.е. Эдмунд, будущий герцог Йорк, он прибыл в Гасконь в 1369 г., согласно Найтону – с 500 латниками и множеством лучников), хотя в 4000 его воинов под замком верится слабо. Далее, графы предложили герцогу битву, но тот отказался, и они пригрозили увезти из замка его мать. В итоге осажденные ушли из замка и действительно увезли с собой герцогиню (начало марта 1370 г.), но принц Уэльский обменял ее на сэра Саймона Берли, которого французы в прошлом году взяли в плен.
Другие хроники приводят новые персоны в осаждающем войске, чуть ли не коннетабля Дюгеклена. Договор 1372 г., кстати дает понять, что обмен на Берли действительно планировался тогда, но как раз до этого французы отбили герцогиню силой в башне Брок.
Ну и где Монтегю с Лэнгли? Если Лэнгли хоть в снятии осады участвовал, то причем здесь Монтегю?

С. 347. Жан (почему Жером?) Паскерель.
Себя он именовал именно Жаном.
«Имел знамя, специально изготовленное для него в Блуа, с изображением сцены распятия»: вообще-то, это знамя Жанны д’Арк. В Блуа Жанна «велела сделать знамя (unum vexillum) для сбора священников, на французском наречии знамя (gallice une bannière), и чтобы на этом знамени изобразили образ Господа Нашего на распятии: что и было сделано в этом месте», т.е. в Блуа. «И сделав такое знамя, означенная Жанна велела ему, говорящему, каждый день по два раза, а именно утром и вечером, собирать всех священников; те, собравшись, пели антифоны и гимны Благословенной Марии, и с ними была означенная Жанна; и она не позволяла (присоединяться) к этим священникам солдатам, если они в тот день не исповедовались, (в то же время) уговаривая всех солдат, исповедовавшись, приходить на такое собрание; ибо на том собрании все священники были готовы исповедовать каждого, кто пожелал бы им исповедоваться». Это знамя отправилось с Жанной и в Орлеан.

С. 246. «В день его смерти Шарль V Мудрый король Франции объявил его…».
Речь о Клименте VII, скончавшемся в 1394-м. Ну прямо речь покойника…

С. 247. Оливье де Клиссон непонятным образом оказывается участником битвы при Орэ НА СТОРОНЕ Дюгеклена. В реальности он перешел к французам именно ПОСЛЕ этой битвы.

С. 250. Сын сэра Томаса, 8-го лорда Клиффорда (он родился в 1414 г., как на с. 250, а не около 1418 г., как на с. 248), сэр Роджер, согласно автору, жил примерно с 1448 по 1508.
Но не тот ли это сэр Роджер, 2-й сын 8-го лорда, который сражался на стороне ланкастерцев в 1460-1461 гг. и был казнен в 1485 г.?

С. 251. Откуда взялась информация о таком подвиге сэра Реджинальда Кобхэма при Креси?!

С. 171-172. Жан де Грайи (а де Грильи – эт фантазия…), Капталь де Бюш, одержал победу и попал в плен в 1372, а не в 1371 году. Он был пленен в ночь с 22 на 23 августа.

С. 258. Осада Туара в 1372 г. велась не с 30-тысячной, а максимум с 7-тысячной армией, а фактически наверняка еще меньшей. И, как ни странно, но Фруассар вообще не называет имени Амори де Краона среди главных защитников, не говоря уж о том, что он якобы «возглавлял оборону Туара» (реально это был Луи д’Аркур, виконт де Шательро). Причина проста, не так ли? Амори IV умер в 1371 г.
Далее, 30 ноября – это не день сдачи, а крайний срок в договоре, день окончания перемирия: если 30-го принц Уэльский или король не окажутся под Туаром для его спасения, город сдастся. К этому дню французы собрали под городом значительные силы, но даже тогда у них было всего 3000 латников. Церемония сдачи города состоялась 1 декабря, и вечером этого дня французы вступили в Туар.

С. 42-43. Биография Годфруа (именно так его звали, а вовсе не Жоффруа) д’Аркура.
«Битва при Бувине (1340)» это, конечно, сильно сказано – прямо невежество какое-то.
Поссорился он не столько с Робером Бертраном, сколько с его братом, епископом Байё Гийомом. Можно уточнить, что изменником он стал и лишился земель в 1344 г.
О том, что в 1346 г. он снова бежал (теперь уже от англичан) в Брабант и примирился с королем Филиппом – ни слова. Зато вставлен фантастический рассказ о его присутствии: в битве при Пуатье на стороне англичан, на знаменитом пиру в Руане в апреле 1356 (в тексте «1456»), о его аресте и казни! Бред какой-то!
Годфруа действительно замышлял очередные злодейства вместе с племянником-графом, но на пиру 5 апреля в момент появления короля Франции его не оказалось.
Позже он вместе с прочими родичами казненных и арестованных отправил Иоанну II вызов, и по словам Фруассара рванул в Лондон (24 июня он получил от Эдуарда охранную грамоту, чтобы отправиться к английскому двору). В реальности он воевал в Нормандии вместе с Ланкастером (с 22 июня), которому привел несколько десятков латников, и в Англию не ездил. На момент битвы при Пуатье Годфруа все еще воевал в Нормандии и, разумеется, в армии Черного Принца не сражался.
Затем Ланкастер убыл в Англию, а Годфруа своими рейдами, доходившими аж до Кана, довел французов до кипения. Против него в Котантен был послан отряд обоих маршалов Нормандии, и в ноябре Годфруа был разбит и убит.
Моя ошибка многолетней давности привела к тому, что ВСЕ те, кто бездумно копирует текст с сайта, именуют эту битву сражением ПРИ КОТАНТЕНЕ, реально же – В КОТАНТЕНЕ, у местечка Кокбур.

С. 29. Прозвание Альфонсо XI Справедливого означает не «Рио-Саладо», а «с реки Саладо», в память о речке, на берегах которой он одержал победу.

Оруженосцы Одли при Пуатье:
Автор считает ими (это показывает, что пользовался он в лучшем случае литературой, вышедшей до 1950-х гг.):
С. 175. Томаса Даттона,
С. 177. Джона Делвза,
С. 466. Роберта Фулсхерста,
(4-м был Хокстон.)
Реально во время битвы при Пуатье:
Томас де Даттон был шерифом Честера и в 1356 году, и раньше (да и позже), и находился на территории Британских островов.
Джон Делвз по всей вероятности тоже находился тогда в Честере, где он занимал пост заместителя судьи Честера. Точно известно, что в июле он был в Британии, где находился также с 29 сентября 1356 г. по июнь 1357 г., а 12 ноября 1356 г. пребывал в Лондоне (и там же вероятно он находился 20 октября).
Роберт де Фулсхерст, вполне вероятно, в 1355 году отправился во Францию, но с КОРОЛЕМ, а не его сыном.
О Хокстоне вообще никаких достоверных упоминаний на тот момент. В 1346 г. вместе с Делвзом он служил во Франции в роте графа Арундела (как и Одли).
ПОДЛИННЫЕ оруженосцы Одли:
В октябре 1355 г. Лоуренс Пичч.
В марте 1356 г. Джон Уэлз.
Возможно, их было действительно четверо при Пуатье, но имена двух других неизвестны.

С. 352. Уильям Виндзорский (женился на Элис в 1373 или 1374 г.) был наместником короля в Ирландии, умер в 1384 г.
Далее, высказанная на стр. 351 версия происхождения Элис Перрерс, давно устарела. Ввыдвинуто не менее двух новых гипотез. Еще в 1946 и 1977 гг. Х. Брэдди предположил, что Эллис была второй женой Уильяма Шомпеня из Лондона и, следовательно, мачехой Сесилии Шомпень, прогремевшей своим иском против Джеффри Чосера. Впрочем, ни брак с Нарфордом, ни связь с Шомпенем ничем серьезным не подтверждаются.
Однако, происхождение Элис постоянно вызывает внимание историков. Известно следующее: она служила при дворе королевы в 1360-е, МОГЛА быть замужем, ее служба НЕ требовала дворянства, ее связь с фамилией джентри Перрерс из Хертфордшира (дочь сэра Ричарда Перрерса?) почти недоказуема (Уильям Виндзор вставил в свой герб четверти герба этих Перрерсов, а он был мужем Элис; однако, изображение этого герба, описанное в XIX веке, ныне исчезло).
Из документов, не очень давно найденных и опубликованных У. Ормродом, стало ясно, что мужем Элис в начале 1360-х гг. был Джанин Перрерс (умер где-то между 1361 и 1364/1366 гг.). Следовательно, она была замужем при поступлении в придворный штат (около 1359 г., а не около 1366 г., как считает Устинов), а фамилия Перрерс принадлежала ее первому мужу. Кроме того, следовательно, она не могла быть женой Шомпеня (ибо в том самом году была замужем за Перрерсом) и не могла быть дочерью сэра Ричарда Перрерса. К сожалению, кроме того, что супруги Перрерс могли проживать почти постоянно в Лондоне, более ничего не известно. Хотя Джанин мог быть тем самым ломбардцем, которого упоминает Уолсингем в своей критике Элис (по его словам, она была сначала служанкой, а потом любовницей итальянца). Неблагородное же происхождение Элис более чем вероятно.

С. 398-399. Сэр Генри Скроуп, 3-й лорд Скроуп Мэшемский: родился он около 1373 г., вряд ли в 1376 году, а женился во второй раз в сентябре 1411 (а не 1410 – это давняя ошибка с опечатки в монографии Уайли о Генрихе IV) года (его первая жена умерла в 1406 г.). Кстати, Джоан, уже трижды вдова после казни Скроупа снова вышла замуж.
Казначеем он был только в 1410-1411 гг.
Заговор был раскрыт не 31 июля (как у Уайли), а 30-го. На следующий день была назначена комиссия для суда над виновными.
Жестокость казни заключалась в том, что его приговорили не только к обезглавливанию, но и к drawing – Скроупа волочили по улицам к месту казни в центре города. Впрочем, похоже, что король проявил милость – все трое заговорщиков были приговорены к полной процедуре (волочение, подвешивание и обезглавливание), но Генрих отменил подвешивание всем трем, а Грею и Кембриджу еще и волочение (это было нормально для казни пэров, а Грею в этом отношении повезло).
Спустя 45 лет приговоры 1415 года были отменены первым парламентом Эдуарда IV.
Далее, голова Скроупа действительно была водружена на Миклгейт-Бар в Йорке (приказ от 8 августа), но тело, вероятно, захоронено в Саутгемптоне целиком.

С. 50. Робер д’Артуа, оказывается, умер в Лондоне – не побоюсь сказать, это несомненно открытие в науке!
Вообще-то, там его лишь похоронили. Умер же он в Бретани – надеюсь, словам самого Эдуарда III (документы от 21 и 24 ноября 1342 г. и 1 мая 1343 г.) автор поверит?

С. 51. Его сын Шарль: женился, кстати, в 1356 г. Не упомянуто, что при Пуатье он попал в плен, вместе с братом Жаном, а позже был весьма бездарным наместником Анжу. Поскольку в 1360 г. он (по договору в Бретиньи) был лишен графства Лонгвиль (и более его не вернул), два года спустя он был пожалован в графы де Пезена. Из отцовских качеств унаследовал в первую очередь авантюризм (даже в мелочах – включил в свой герб щиток с гербом Константинополя). Наняв рутьеров, открыто пытался захватить Артуа и Франш-Конте, за что был лишен и графства Пезена (1368 г.). Примирился с королем в 1374 г., но вскоре снова утратил титул и земли в конфликте с герцогом Анжуйским. Умер около 1382 г.

С. 75. Казнь Джона Болла демонстрирует еще и глубокие познания автора в английских средневековых наказаниях...
В действительности, несчастный священник был всего-навсего лишь (согласно приговору) выволочен, подвешен и обезглавлен, а затем (т.е. после смерти) четвертован, в присутствии короля Ричарда.
«Привязали к хвосту скачущей лошади», это, конечно, сильно. Неужели так трудно было хотя бы прочитать Уолсингема?

Герб Арчибальда, графа Дугласа, кстати, неверен.
Среди прочих гербов - те, что украдены с сайта Кольра, несомненно, достоверны (их легко выделить по единообразному рисунку и наличию шлема с геральдическим гребнем), а вот прочие надо проверять...
Верх страницы Низ страницы
Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2019 PD9 Software