Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "In hoc signo vinces!" - "Под этим знаменем победишь!" (в оригинале - "Εν Τουτω Νικα", "Сим победишь!"). - По легенде, видение Константину перед битвой на Мильвиевом мосту, 312 г. н.э.
- (Добавлено: Михаил)


Кампании 1377-1378 гг. в Гиэни
Модераторы: Макс Скальд

Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Предыдущая тема :: Следущая тема
       Специальные форумы -> Our Just Quarrel Формат сообщения 
 
Макс Скальд
Отправлено 28/1/2010 18:48 (#109458)
Тема: Кампании 1377-1378 гг. в Гиэни


Moderator

Сообщений: 4627
2000200050010025
Местонахождение: Ставрополь

Кампания французов в Аквитании 1377 года оказалась одним из самых продолжительных и самых успешных походов герцога Анжуйского.

Французы атаковали одновременно с севера и востока. Главные их силы собрались в Пуатье на исходе июля – больше 2000 чел. (1600 латников и 500 арбалетчиков) под началом самого герцога, маршала де Сансера, коннетабля Дюгеклена и графа Осерского. 1 августа Анжу выступил. Перейдя равнину Пуату, он развернул свои знамена в Нонтроне (север Перигора) и двинулся по долине Дронны, сметая на своем пути маленькие гасконские гарнизоны. Их защитники или (как в Бернардьере) собирали пожитки, поджигали укрепления и бежали, или же (как в Кондаке) сопротивлялись несколько дней ради приличия, прежде чем сдаться на условиях. Даже главная крепость сеньора региона, Раймунда де Монто, сира де Мюссидана, в Бурдее, сопротивлялась всего шесть-десять дней. После чего гарнизон сдался – «добрые вести» для короля Франции.

Через несколько дней к герцогу Луи присоединилась вторая армия, поменьше, из Лангедока (500 латников и 200 арбалетчиков), которой командовал Пьер де Бюэй, сенешаль Бокера. Объединенные силы французов (почти 3000 чел.) продрались сквозь густо заросшие лесом долины запада Перигора и подошли к Бержераку – главному английскому гарнизону на Дордони.

 

Англичане в Бордо еще за несколько месяцев до начала кампании имели представление о целях французов, но все же отреагировали на вторжение беспокойством и паникой. За минувший год и еще два года перемирия ничего не было сделано для обновления укреплений или улучшения ситуации с финансами герцогства. В гарнизонах Бордо и Байонны находились всего около 250 англичан (свита Фелтона в Бордо – 120; Элмем в Байонне – 100 латников [но Шерборн отмечает, что у Элмема было еще 100 лучников, так что получается в итоге не 250, а 320 англичан]), а Гонт, как сеньор Бержерака, оплачивал расходы на содержание гарнизона из своих доходов в Британии. Но за все остальное платили гасконцы, и местных средств хватало только на два гарнизона – в Сен-Макере и в Даксе. Прочие замки защищали их сеньоры, а города обороняли сами горожане. В Англии еще весной собрали некоторую сумму (5755 фунтов), но сначала никак не могли решить, на что ее потратить, а потом посоветовали Фелтону истратить деньги (их доставили в герцогство в конце мая) на статичную оборону и набор еще 700 солдат для гарнизонов.  

Сенешаль Гаскони Фелтон уже к началу июля был уверен, благодаря своим шпионам, что французы осадят Бержерак, а потом двинутся на Бордо. У него в распоряжении имелось всего 860 латников и неизвестное число (видимо, равное количеству латников – по крайней мере, для английских свит, но последние были в меньшинстве, и примерно половина воинов была гасконцами) лучников. Сэр Томас усилил гарнизон Бержерака, но в то же время ослабил большую часть прочих гарнизонов, чтобы сформировать маленькую полевую армию. Но на этом его ресурсы иссякли: деньги из Англии почти сразу по прибытии разошлись на оплату долгов. 15 августа Фелтон умолял констебля Бордо найти средства любыми возможными способами, прежде чем даже это малое войско разбежится.

Хуже всего: на самих гасконцев трудно было безоговорочно положиться. Бордо и Байонна считались надежными, но даже в столице герцогства были заметны заговоры и измена, а большинство городков Гаскони было бы счастливо заключить мир с сильным противником. С другой стороны, Знать оставалась на стороне англичан. Измена Гийома Санса де Помье, тайно договаривавшегося с французами о сдаче своих замков (он был схвачен и обезглавлен в Бордо в апреле), осталась единичным фактом.

 

Осада Бержерака

Герцог Анжуйский прибыл под Бержерак 22 августа. Хотя этот город (примерно с 1,5 тыс. жителей) отличался и богатством, и важным стратегическим расположением, контролируя единственный мост через Дордонь в Перигоре, его укрепления практически не обновлялись с 1345 года. Они состояли из примыкающих друг к другу фасадов зданий, промежутки прикрывала низкая (и тонкая) кирпичная стенка, а перед ней – земляной вал и ров с водой. В важных пунктах находились укрепленные ворота и стоящие в одиночестве башни, укрывавшие жителей при набеге, но бесполезные против хорошо снаряженной вражеской армии. Выше моста по течению у воды стояла крепость – старое строение, но снабженное артиллерией (камнеметы и пушки) и сильным гарнизоном. Капитан Бержерака (гасконский вассал Гонта Эли де Бюад) пребывал в Англии, поручив замок родственнику Бертрану де Бюаду. Но фактически сопротивление захватчикам возглавил капитан рутьеров Бертюка д’Альбре. В его распоряжении было около 270 латников, преимущественно из его собственной роты. Также к защитникам присоединились несколько гасконских рот – бывшие гарнизоны северного Перигора, укрывшиеся в Бержераке.

Первый штурм Бержерака (башня ворот Клерак – юго-восточный район города, у моста) был отбит, и французы понесли немалый урон. Согласно Фруассару, на 8-й день осады герцог на совете решил подождать новых подкреплений, прежде всего сира де Куси, чтобы пойти на штурм.

 

Битва при Эме (1 сентября 1377 г.)

Герцог послал за осадными машинами Жана де Бюэя, Жана де Морле и Пьера «Ютена» д’Омона в Ла Реоль с 400 латниками. Бюэй повез требюше, тараны и прочую технику по дурным дорогам. Главным препятствием на пути должна была стать быстрая речка Дро со скалистыми берегами. Перейти ее планировалось по каменному мосту у бастиды Эме (на правом берегу Дро), более чем в 25 километрах от Бержерака. Узнав об этом, Томас Фелтон собрал до 700 английских и гасконских латников (практически все его наличные силы) и стал между Ла Реолем и Бержераком, у Эме, чтобы перехватить отряд де Бюэя. Но узнал об этой засаде и герцог, и отправил Пьера де Бюэя, своего маршала, с 350 латниками, навстречу его брату. С Пьером пошли Ле Бег де Вилэн, Оуэн Валлийский, Жоффруа Феврие (маршал коннетабля), Пьер де Морнэ (маршал Луи де Сансера, маршала Франции), Тибо дю Пон, Жуэ Ролан. Они отошли от Бержерака 1 сентября, и в тот же день у Эме конная разведка обоих сторон столкнулась друг с другом. Получив известия от разведчиков, Фелтон и Пьер де Бюэй двинулись друг на друга и сошлись в четверти лье от Эме. Обе стороны спешились и сражались ожесточенно, но англичане и гасконцы были разбиты. В плен попали сам Фелтон, сеньоры де Лангуаран (Берар д’Альбре), де Мюссидан, де Дюра (Гайар II де Дюрфор) и де Розан (Гийом-Аррамон де Мадайян) [все четверо выставляли на 31 августа 100 латников]. Большая часть англичан перебита или утонула в Дро. Спаслось всего примерно 200 чел.

Когда вести о поражении достигли Бержерака, Бертюка попытался убедить защитников, что не все потеряно, но тщетно. 3 сентября доставленная под город артиллерия выстроилась под стенами Бержерака (и разрушила ворота главной башни), а в лагере французы готовились к штурму. Коннетабль Бертран Дюгеклен отправил в город гонца, пытаясь убедить жителей в бесполезности сопротивления. После недолгого совещания горожане согласились. С Бертюкой они советоваться не стали, тот собрал своих людей и выехал из города по каменному мосту. Оказавшись на неохраняемом южном берегу, он направился в ближайшую крепость Монкюк. Французы вступили в Бержерак.

Дата начала осады Бержерака – по реестрам Перигё, дата сдачи – по «Малой хронике Гиэни» (Thalamus Parvus дает не 3-е, а 2 сентября)

По Фруассару, в англо-гасконском отряде было 300 копий (на следующей странице оказывается, что их уже 400 воинов), и они вошли в город «Име» и засели в засаду, а французы о том не ведали. Далее он тоже сообщает, что осаждающие послали в Ла Реоль за большой осадной машиной (гигантский камнемет), но приписывает руководство экспедицией именно Пьеру де Бюэю, а не его брату. У Пьера (+ еще 4 капитана) было 300 копий. Он перешел Дордонь вброд и вошел в Ла Реоль, не зная о присутствии гасконцев в Эме. Но коннетабль проведал о присутствии в округе противника и послал 200 копий Пьера де Морнэ, Оуэна, дю Пона и Элио де Тале. Они встретили Пьера уже за пределами Ла-Реоля, с машиной, ибо тот шел другой дорогой. В малой лье от Эме оба отряда встретились. Эта армия, 600 копий [откуда взялись еще 100 копий, Фруассар пояснять не стал], вступила под Эме в бой с гасконцами – те, узнав, что рядом проходят французы, вооружились, сели на коней и вышли. [Фруассар рисует столкновение как конный бой («пришпорив коней и наклонив копья, выкрикивая свои кличи, сошлись одни с другими», сломав копья, взялись за мечи) – впрочем, ему не впервые описывать реально происходившие в пешем бою сражения как конные бои.] Бой имел место «довольно близко от означенной деревни» [городка Эме]. Столкновение было ужасным и длительным. Французы потеряли Элио де Тале и Тибо дю Пона, гасконцы – Жана, сеньора де Гриньоля [однако тот, похоже, был тогда на стороне французов!]. В плену оказались Фелтон и четыре сеньора (см. выше). Немногочисленные остатки гасконцев бежали в Бордо.

«Фландрская хроника»: англо-гасконцы (700 латников) атаковали французов (400 копий – хотя и сказано, что Тибо де Пон, Оуэн и ле Бег де Вилэн уже присоединились к де Бюэю), и де Пон отвел последних к скале, где те спешились и вступили в бой с англичанами (версия хроники: и те укрепились с фланга своими повозками, на которых везли машины), а пажей (рукописи добавляют – с конями и с 10 латниками для охраны) поставил позади. Разгорелся ожесточенный бой, и при первой атаке был убит Тибо де Пон. Но в разгар боя пажи французов и 10 латников, охранявшие обоз, появились и вышли из-за скалы, поскакав к баталии, а бывшие с пажами латники были впереди, издавая громкие крики. Англичане, увидев их, сочли, что попали в засаду, и испугались, и были разбиты французами. Сампшен соглашается с этой версией.

На 1377 год по документам. Оуэн: не более 100 латников. Дю Пон: 50 латников (убит при Эме). Вилэн и прочие: данных нет. Жан де Бюэй: возможно 100 латников. Пьер де Бюэй: 110 латников. Дюгеклен, кстати, 12 июня был нанят с 200 латниками, чтобы служить под началом герцога Анжуйского. Согласно «Анонимной хронике», у Фелтона было 500 латников и лучников – последних, однако, французские источники вообще не упоминают, так что никакой роли они в бою все равно не играли.

 

Дальнейшая кампания 1377 года

После сдачи Бержерака герцог Анжуйский созвал военный совет. Было решено двигаться на запад к Бордо. Погода стояла отличная, с севера спешили подкрепления, а другие войска были вызваны из Лангедока. Ангерран де Куси, зять Эдуарда III и вассал короля Карла V, прибыл с 700 латниками из Иль-де-Франс.

В свою очередь в замке Омбриер Бордо, собрался совет сенешаля (3 сентября), воззвавший к знати и городам с просьбой о помощи и срочно пославший в Англию за инструкциями. Фелтона заменил сэр Уильям Элмем, наместник Байонны. Он собрал остатки армии сэра Томаса и немногие оставшиеся гарнизонные войска. Из них он образовал два отряда – первый, которым он сам командовал, должен был защищать Либурн и Сент-Эмильон (запад долины Дордони, где ожидался главный удар французов); второй (его возглавили Эдмунд Крессуэлл и Уильям Чандлер) занял Бур и Блай на северном берегу Жиронды. Но, не имея людей, Элмем тем самым оставлял противнику все долину Дордони выше Сент-Эмильона, а Бордо лишался «капитана или гарнизона» (горожане столицы сами наняли латников, но у них не было денег, чтобы заплатить им; лишь чудом им удалось достать необходимые 630 фунтов). Но теперь лояльность гасконской знати и городов подошла к критической отметке. Некоторые из пленников Эме позднее заявляли, что им угрожали смертью, если они не оставят сторону англичан. Это, разумеется, ложь. Но герцог перекупил их у хозяев именно с целью переманить на сторону короля Карла и вполне мог пригрозить пленникам, что до тех пор не отпустит их на свободу. Через несколько дней это сработало. Правда, два барона Аженэ, сеньоры де Дюра и де Мадайян, почти сразу же (во время осады Кастийона) признали над собой власть английского короля – за взятку в 600 бордосских ливров (80 фунтов). Но переход к французам сира де Мюссидана и Берара д’Альбре стал более значимым событием. Берар (принес присягу на верность королю Карлу 12 сентября в осадном лагере под Кастийоном) сдал свой мощный замок Кюбзак на северном берегу Дордони, а де Монто передал французам большую часть западного Перигора. Когда Крессуэлл и Чандлер прибыли в Блай, горожане, следуя примеру своего сеньора, закрыли перед англичанами ворота и позже подчинились герцогу Анжуйскому. Даже Бертюка д’Альбре добровольно признал (еще когда герцог стоял в сдавшемся Бержераке) себя вассалом короля Франции.

Так что французская армия беспрепятственно проследовала вдоль Дордони. Сент-Фуа сдался на следующее утро после прихода французов. Кастийон оборонялся его жителями на протяжении 12 дней, и сдался только после того, как был захвачен нижний город, а большой двойной донжон полуразрушен снарядами французских требюше. Впрочем, во время осады Кастийона сдался Креон.

Герцог послал вниз по течению отряды маршала де Сансера и сира де Куси – разведать состояние обороны Либурна и Сент-Эмильона. Но вместо того, чтобы попытаться пробиться через заслоны Элмема (как тот, несомненно, и ожидал), Луи неожиданно повернул на юг к Гаронне, где некому было противостоять вторжению. Совет в Бордо спешно отозвал Крессуэлла и Чандлера из Бура и собрал корабли, чтобы доставить их людей вверх по реке в Сен-Макер. Элмем бросился вслед за герцогом и заперся в бастиде Кадийяк, немного ниже по течению. Южный берег был оставлен. Лангон, стоявший напротив Сен-Макера, защищали только его жители.

В третью неделю сентября французская армия появилась под Сен-Макером [осада Сен-Макера шла 24 сентября и 8 октября; по пути к нему герцог занял Совтер, Монсегюр и Кодро]. Жители нижнего города сразу же вступили в переговоры, и через четыре дня город сдался при условии сохранения жизни и имущества горожанам. Гарнизон Сен-Макера разграбил город и укрылся в цитадели – огромный квадратный донжон со стенами, толщиной 3 метра, на скале в западном конце города. Герцог поставил напротив донжона два тарана и восемь больших требюше, которые посылали камни в цель днем и ночью. Примерно 7 и 8 октября, наконец, капитулировал и гарнизон. Лангон на противоположном берегу открыл ворота, даже не ожидая формальной осады. Наконец, Касте-ан-Дорт и Ландира сдались отрядам герцога во время осады Сен-Макера.

Но близилась зима, проблемы со снабжением возрастали (при осаде Кастийона фуражирам приходилось удаляться от главных сил на полсотни километров, и к октябрю начался падеж коней из-за нехватки фуража), а люди устали. Последним событием кампании стал акт личной мести – 9 октября герцог Луи (он прибыл из Ла Реоля; 7 октября в Тулузе у него родился сын Луи, спустя три дня счастливый отец наградил сотней золотых франков гонца, принесшего ему эту весть) подступил к Дюра, крепости сеньора-изменника. Город сдался сразу, но замок решил сопротивляться. Три недели французская артиллерия (пушки, камнеметы и тараны) неустанно громила стены, а войска (усиленные прибывшим отрядом бретонцев) ходили в кровопролитные штурмы (имена отличившихся в них перечисляет Фруассар). Когда замок пал, остатки гарнизона укрылись в башне, где и сдались в конце октября. Затем Луи Анжуйский направился домой в Тулузу.

В ходе этой хорошо подготовленной и успешной кампании (что произвело впечатление на Папу Григория XI, направившего герцогу поздравительное послание), согласно официальным подсчетам, было захвачено не менее 134 замков, городов и крепостей, включая Блай, Сен-Маргерит и Мюссидан. Вся долина Гаронны отныне лежала открытой и беззащитной перед грядущим французским вторжением. Бордо стал пограничным городом. Отряды герцога проникли на запад Базадэ и в Медок, заняв там ряд местечек. Кроме того, Луи не стал распускать свою армию, а разместил ее (включая Дюгеклена – сначала) на зимние квартиры по гарнизонам недалеко от Бордо. Кадийяк, оставленный Элмемом (и занятый Луи перед осадой Дюра), стал местом хранения техники и припасов, предназначенных для осады Бордо в следующем году. 

 

Кампания 1378 года

Наместник Аквитании сэр Джон Невил высадился в Бордо вечером 7 сентября со свитой из 600 латников и лучников (200/200 сам Невил + 80/78 сэр Томас Триве + 20/20 Жоффруа д’Аржантон; Сампшен пишет о 560, но Шерборн дает более точный состав его армии). Как раз в этот момент пал База, осажденный 19 августа герцогом Анжуйским (хотя в прошлом году Луи планировал масштабную кампанию, теперь ему было не до Гиэни; только в июле он начал подготовку, планируя осаду Бордо, и в начале августа выступил из Ла Реоля – однако, не только действовал медленно и апатично, но и вообще вместо Бордо почему-то повернул на База). Но, понимая, что усиленный отрядом Невила Бордо ему не по зубам, Анжу примерно в середине сентября свернул кампанию и убыл в Тулузу.

Невил решил произвести впечатление на французов, прежде чем те успеют собраться с силами – стратегия, сходная с 1345 (Дерби) и 1355 (Черный Принц). Севернее Бордо, на противоположном берегу Жиронды, маршал де Сансер осаждал Мортань – прибрежную крепость, давно уже досаждавшую французской администрации Сентонжа и снабжаемую из Бордо. Гарнизон ее составляли всего 40 латников, возглавлял их владелец крепости – Судан де Трау – единственный союзник англичан в Сентонже. В начале сентября английский агент убил под стенами Мортаня Оуэна Валлийского. Убийца бежал к англичанам и получил награду от Невила.

Невил решил снять осаду. Ровно через 14 дней после высадки, удвоив свои силы за счет горстки англичан из гарнизонов Борделэ, свит гасконской знати и отряда арбалетчиков (нанятых городом Бордо), он посадил их на собранную флотилию (более 50 кораблей) и в последней неделе сентября отплыл на север по Жиронде.

Хотя северо-английская «Анонимная хроника» говорит об участии только Капталя де Бюша и еще трех сеньоров, в реальности их было больше. Гасконские сеньоры выставили под Мортань следующие отряды (судя по выплаченному им в августе 1381 года жалованью): 1) Аршамбо де Грайи, капталь де Бюш; Андре Анда: по 60 латников каждый (по 15 франков оклада в месяц на латника) = 120; 2) Гайар III, сир де Дюра; сир де Розан; сир де Монферран; Гильем де Бург, заместитель сира де Лепара; Аманье де Мюссидан; Моно де Плассак: по 30 латников каждый = 180; 3) сир де Кюртон: 25 латников; 4) Жан де Бальфад: 22 латника; 5) Амори де Дюрфор; Жан де Канеран; Жан де Рош: по 20 латников каждый; 6) Бернар Ва; Берар де Ланд: по 10 латников каждый; 7) Жан де Пюш: 3 латника. Итого: 430 латников. Английские свиты составили еще 120 латников (вероятно, это только гарнизоны Борделэ; не учтены и лучники), а Джон Лэмб, шотландский эсквайр (и убийца Оуэна), служил с семью латниками. Также были выплачены деньги 17 арбалетчикам. Нанимали и отдельных «соратников» (явно из Вольных Рот), каждого со своим pillard (вооруженный слуга). Но оценка Фруассаром армии Невила в 4000 чел. явно весьма завышена.

Как ни странно, осаждающие были застигнуты врасплох. Войска маршала, не приняв боя, оставили выстроенные кругом городка бастиды и рассеялись по округе. Англичане разрушили бастиды и взяли штурмом соседнее приорство, в чьей укрепленной башне укрылись несколько французов (по Фруассару, крепость Сен-Леже, где укрылись бретонцы и валлийцы – сдались при условии свободного выхода). Затем Невил, усилив гарнизон Мортаня, повел свое войско назад в устье реки и очистил от французских гарнизонов Медок севернее Бордо.

Знать Сентонжа отреагировала достаточно быстро. Раймунд де Монто, сир де Мюссидан и де Блай, перешедший после Эме к французам, вернулся (похоже, уже в сентябре) в старое подданство, прихватив обе своих сеньории, получив (вместе с родичами и приверженцами) огромную взятку от сенешаля Гаскони (сэр Мэтью де Гурне) – более 1000 фунтов стерлингов.

Затем Невил занялся организацией экспедиции на выручку Наварры (см. мою статью об армии Наварры в Столетней войне), благо что в конце октября в Бордо прибыл и сам король Карл с мольбами о помощи).  

Фруассар упоминает как раз перед прибытием Карла Злого эпизод с Барсаком: бретонские и гасконские латники заняли Барсак на Жиронде и опустошали округу; Невил выслал против них Уильяма Фелтона и Уильяма Скроупа с 200/200; в лье от Барсака те встретили 120 вражеских копий Бертрана Раймунда, разбили их, а его взяли в плен; гарнизон сдался.

Из хроники графов де Фуа следует, что гарнизон База, похоже, сдался, подкупленный герцогом Анжуйским.






(Вы не обладаете необходимыми правами доступа для просмотра и скачивания вложенных файлов)



Приложения
----------------
Приложения Sumptionmap.jpg (310KB - 9 скачано)
Верх страницы Низ страницы
Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2020 PD9 Software