Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: 'Война есть продолжение политики другими средствами" Карл фон Клаузевиц
- (Добавлено: Михаил)


Разграбление Лиможа (1370)
Модераторы: Макс Скальд

Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Предыдущая тема :: Следущая тема
       Специальные форумы -> Our Just Quarrel Формат сообщения 
 
Макс Скальд
Отправлено 4/5/2010 17:38 (#111849)
Тема: Разграбление Лиможа (1370)


Moderator

Сообщений: 4651
200020005001002525
Местонахождение: Ставрополь
Итак, летом 1370 г. французы организовали полномасштабное вторжение в Лимузен, целью которого была столица провинции, Лимож на Вьенне.

Лимож состоял из двух частей, имевших каждая собственные укрепления. Наибольшая часть города, известная как Замок (Шато), стояла на возвышенности примерно в 800 метрах от Вьенны и выросла из старого римского города, включая помещения городской коммунальной администрации и бенедиктинское аббатство Св. Марциала. В паре сотен метров ниже Шато, на равнинном правом берегу реки, стоял Ситэ. Эта половина города была поменьше размером, но здесь же находились (недостроенный) кафедральный собор Св. Стефана, городские монастыри, резиденция епископа и мост через реку. Между Шато и Ситэ лежали обширные, но не укрепленные предместья. Ситэ принадлежал епископу, все прочее – виконту Лиможа, которым на тот момент являлась Жанна де Пантьевр.

Мощные стены Шато были возведены в XIII веке, они тянулись примерно на 2,5 км, в высоту достигали 12 метров. Более двух дюжин башен и восемь укрепленных ворот дополняли оборонительные сооружения Замка. Напротив, Ситэ был защищен слабо. Его стены, хотя и были построены относительно недавно, но не содержались в должном порядке. Сколько-нибудь значительный гарнизон в городе отсутствовал (если верить Фруассару, имелось «столько-то англичан в гарнизоне», но без начальника – они подчинялись епископу).

21 августа французы герцога Беррийского появились под городом. Сопротивление было недолгим. Епископ Жан де Кро де Кальмфор (1348-1383) почти сразу же капитулировал (и, если верить поздней местной традиции, убедил горожан сдаться, рассказав им, что принц Уэльский умер). Причины его поступка и поныне остаются неясными. Отношения его с Черным Принцем были самыми сердечными, достаточно сказать, что епископ был советником и другом Эдуарда, более того, он стал крестным отцом его первого сына. Возможно, как и многие другие в то время, он счел, что будущее за французами, а не за англичанами. Возможно, его помог убедить в этом находящийся во французской армии родственник, Роже де Бофор (брат будущего Папы Григория XI). 24 августа состоялись формальности сдачи Лиможа – точнее, Ситэ. Защитники Шато остались верны принцу.

На этом кампания в Лимузене практически завершилась (из-за проблем с финансированием). Берри убыл на север, даже не попытавшись взять Шато и оставив в Ситэ по просьбе епископа небольшой гарнизон – 140 латников (по Фруассару, и того меньше – сотня; согласно Герольду Чандос, триста латников, «не считая горожан внутри», но цифра завышена) с тремя капитанами (Роже де Бофор, муж его сестры Юг де ла Рош и Жан де Вильмюр).

Зато англичане после такого удара по их престижу и власти резко оживились: в начале сентября прибывшая с острова армия Джона Гонта (согласно контракту, 300 латников и 500 лучников) присоединилась к войскам его братьев в Коньяке. Принц к тому времени был настолько ослаблен болезнью, что передвигался на носилках. Французы уже сами ушли, но измена Лиможа требовала немедленной реакции – карательного рейда. Была собрана сильная армия (возможно, около 3000 чел.; Фруассар излишне оптимистично оценивает силы англичан в 1200 латников, 1000 лучников и 3000 пехотинцев). Ее возглавляли все три бывших на континенте сына Эдуарда (Эдмунд, граф Кембридж, Джон, герцог Ланкастер, и Эдуард, принц Уэльский), граф Пембрук, Уолтер Хьюитт, Капталь де Бюш (Фруассар ошибочно полагал, что он остался в Бержераке), Гишар д’Англь, гасконские сеньоры и большинство баронов Пуату (полный перечень участников кампании находим у Фруассара).

Примерно 14 сентября англо-гасконская армия подступила к Лиможу, куда сбежалось население окрестных деревень и местные дворяне, спасающиеся от захватчиков.

Как утверждает Уолсингем, принц отправил гонцов в Ситэ, предложив жителям сдаться и пригрозив в случае отказа уничтожить их город, а их самих предать огню и мечу. Те отказались. Но осада продлилась всего пять дней – гарнизон был слишком мал, чтобы выстоять против решительно настроенного и многочисленного противника. Вся надежда была на стены, благо в городе имелось и достаточно припасов, и своя артиллерия.

Осадными операциями руководил лично Гонт. «И англичане, у которых машины были в изобилии, метали из них днем и ночью». Проведя тщательный осмотр укреплений (в роли военного инженера осаждающих, вероятно, выступил Генри Йивел, мастер-каменщик принца), осаждающие выяснили, что одна из секций стены стоит не на скале, а на мягком туфе. Гонт отправил минеров (которые у англичан тоже имелись в изобилии – очевидно, набранные, как и в 1369 году, Гонтом в Британии) делать подкоп. Защитники заметили это и начали собственную контрмину, роя туннели под ходами осаждающих. Согласно «Хронике первых четырех Валуа», сам Гонт находился в подкопе, когда французы пробили стены и ворвались в галерею. Англичане отбили атаку после ожесточенной рукопашной схватки. Гонт сражался с де Вильмюром. «Его спросил герцог Ланкастер: “Кто ты, столь могучий, что сражаешься со мной? Ты граф, или же ты барон?” – “Отнюдь, ответил Вильмюр, я лишь бедный рыцарь”» [однако, сей povre chevalier был сыном виконта, и только что, в феврале 1370 г., получил от короля в дар замок и деревню Блан-сюр-Крез]. Затем они объявили друг другу о своих именах и обменялись взаимными похвалами. Другие воины выступили вперед, и бой длился до ночи. Гонт был ранен, когда сломалась одна из опор.

19 сентября [Фруассар безусловно ошибается, оценивая продолжительность осады в целый месяц / три недели] осаждающие подожгли деревянные опорные столбы, удерживающие потолок подкопа – в итоге обрушился участок стены протяженностью добрых 60 туазов (почти 120 метров). Ждавшие наготове в поле под стенами войска принца тут же бросились на штурм, были отбиты «и отступили к своему лагерю», но вторая волна атакующих снесла защитников и захватила ворота (очевидно, ближайшие к пролому), обрушив створки. Англичане ворвались на улицы города. События разворачивались настолько быстро, что осажденные не успели подготовить вторую линию обороны. Город подвергся тотальному разорению, а его жители – истреблению: «все там были убиты или схвачены».

Бесспорно, по законам войны штурмующие были в своем праве – город отказался сдаваться, его жители отвергли правосудие принца и не могли рассчитывать на пощаду. Бесспорно, право было на стороне англичан. Но дело не в гуманности, а в целесообразности. Так был ли смысл настаивать на соблюдении соответствующих норм права войны? Проще говоря, была ли оправданна жестокость? Скорее, нет. Решающую роль сыграли эмоции – гнев принца.

В итоге, похоже, англичане, невзирая на неизбежные трудности, превзошли самих себя в жестокости, дав повод для вдохновленной, хотя и не лишенной преувеличений прозы Фруассара. По его словам, сеньоры, их люди и пешие слуги (в Амьенском манускрипте злодеяния приписываются «другим англичанам, людям [Вольных] Рот») ворвались в город, «убивая мужчин, женщин и детей, ибо так им было приказано. Это было весьма печально; ибо мужчины, женщины и дети бросались на колени перед принцем, крича: “Милости, благородный государь, милости!” Но он столь пылал гневом, что ничего не слышал, ни на кого не обращал внимания, так что убивали всех, кого находили и встречали, включая тех, кого никоим образом нельзя было обвинить. Я не понимаю, почему они не сжалились над бедными людьми, которые не были способны на измену; но они заплатили за нее и заплатили куда дороже главных персон, которые были виновны в ней». «Цвет всего рыцарства мира», – так отзывался тот же Фруассар о Черном Принце. Что ж, даже на солнце бывают пятна – причем очень крупные и грязные.

Особенно ненавистный Эдуарду епископ Лиможский был схвачен в своем дворце. Его подвели к носилкам принца, который сначала обругал его, а потом поклялся обезглавить. Спасло прелата вмешательство Джона Гонта, объявившего, что Жан де Кро – его пленник. Конечно, оценки потерь лиможцев (3000 чел.) Фруассар преувеличил. Современник и очевидец, монах Св. Марциала, считал, что были убиты 300 жителей (iijc personas) – но и это означает гибель 1/6 городского населения. Их участь разделили около 60 солдат гарнизона. Город действительно пострадал неимоверно и обезлюдел. Здания и стены выгорели (за вычетом двух башен), были «полностью разрушены и уничтожены». Все церкви, за исключением собора (перед ним, согласно местной традиции, устроили наиболее ожесточенную резню), были разграблены. Следы разрушения можно было наблюдать в Лиможе и 75 лет спустя, а епископский дворец оставался необитаемым до XVI столетия. Уцелевшие лиможцы должны были выплатить принцу штраф в 40 тыс. экю (фактически, выкуп за епископа).

Капитаны гарнизона, бывшие в одном из городских монастырей (или во дворце), вышли из здания, развернули знамена (мессира Юга и де Вильмюра) и выстроили оставшихся солдат (примерно 80 человек) за какой-то старой стеной. Там они долго отбивали атаки спешившихся латников Гонта, Кембриджа и Пембрука, вероятно, под конец отступив в сам монастырь, пока уже не могли больше выдерживать их натиск. (Фруассар рассказывает о том, что все три французских командира сошлись в схватке со всеми тремя английскими военачальниками – слишком красиво и романтично, чтобы поверить.) Тогда они воззвали к врагам. «Сеньор, – заявили они Гонту, – мы ваши и мы разбиты вами: так обращайтесь с нами согласно законам войны». Принц, подъехавший в носилках к месту боя, позволил принять их сдачу.

Жан де Кро выкупился из плена (с помощью короля Франции) в следующем году, после чего его кузен Григорий XI назначил епископа Лиможа кардиналом. Юг де ла Рош вернул себе свободу годом позже. Жан де Вильмюр, видимо, так и умер пленником (к 1375 г.), а Роже де Бофор (пленник Капталя) и его племянник Жан, сын Юга де ла Роша, несмотря на демарши Папы Григория, были освобождены под честное слово лишь в 1375 г.

Самое любопытное то, что ни стратегически, ни политически никакой пользы разграбление Лиможа Черному Принцу не принесло. Цель не оправдала средства. Это была очередная ошибка англичан, синдром растущего отчаяния и ощущения безысходности. Уже в ноябре 1371 г. город Лимож (достаточно давно только номинально контролируемый англичанами) признал власть короля Карла V. Лимузен стал французским, и за ним последовали другие провинции. Новый Папа Римский Григорий XI, чьи родственники надолго угодили в плен к принцу, еще до избрания оказался настроен против англичан, не говоря о влиянии новоиспеченного кардинала де Кро. Для последних, похоже, оказалась уже недоступной мысль, что террор должен быть оружием, а не сотрясением воздуха. Зато переживания, гнев и физические усилия окончательно погубили здоровье Эдуарда – в конце года он убыл в Англию и уже никогда не вернулся во Францию. Бесславное и, самое главное, бесполезное опустошение Лиможа стало достойным завершением военной и политической карьеры принца Уэльского.

P.S. Осада Лиможа подробно описывается в очень поздней местной хронике, но ее достоверность под большим вопросом.

Верх страницы Низ страницы
Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2020 PD9 Software