Поиск     Статистика     Список пользователей     Форумы     Календари     Альбомы     Цитаты     Язык
Вы вошли, как гость. ( войти | зарегистрироваться )

Случайная цитата: "Смешно, захватив стены и находясь внутри города, пытаться избегнуть сражения с врагом" Сципион в ответ на советы Полибия (Плутарх Apoph.)
- (Добавлено: VIO)


Морон 1352 г.
Модераторы: Макс Скальд

Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Предыдущая тема :: Следущая тема
       Специальные форумы -> Our Just Quarrel Формат сообщения 
 
Макс Скальд
Отправлено 22/10/2010 14:54 (#115254)
Тема: Морон 1352 г.


Moderator

Сообщений: 4648
2000200050010025
Местонахождение: Ставрополь

Наместник сэр Уолтер Бентли в конце июля 1352 г. убыл из Англии в свою Бретань. Он не сумел набрать на острове достаточно солдат, с Бентли приплыли всего 160 лучников и, очевидно, столько же латников. (Роберт Эйвсбери считал, что Бентли привез в Бретань 300 латников и столько же лучников, или около того, а Уолсингем, пересказывая Эйвсбери, утверждал, что именно с таким числом ратников Бентли сражался при Мороне; документы позволяют исправить эту ошибку.) С помощью уже находящихся в стране английских войск и, вероятно, отрядов бретонских сторонников партии Монфора (А. де ла Бордери перечисляет среди командиров Бентли сеньоров дю Шателя, де Трезигиди, де Кадудаля, но не дает ссылок на источники), наместнику удалось собрать более внушительное войско – французы оценивали его в 1500 чел. (включая 800 лучников), хотя, по мнению Д. Сампшена, эта цифра, вероятно, удвоена.

Однако, оперативностью и маневренностью Бентли быстро возместил малочисленность своей армии. Не прошло и недели со дня его высадки в Бретани, как сэр Уолтер снял осаду с Плоэрмеля и Фужерэ (не раньше 6 августа), рассеяв блокировавшие их незначительные французские отряды, прежде чем подоспели главные силы французов. Последние, под началом маршала Ги де Неля (сир д’Оффемон, генеральный капитан короля в Бретани, Анжу и прилегающих к Бретани областях Мэна и Нормандии, наместник герцога и герцогини Бретани), сосредоточенные до этого преимущественно в районе Ренна, поспешили на юг. В свою очередь, Бентли пошел в шевоше на земли, поддерживавшие партию де Блуа.

11 августа «несметное войско французов» достигло Малетруа (и оставалось там 12-го), а спустя три дня, в среду 14 августа, встретилось с англичанами, стоявшими у ручья близ замка Бренбили (Бранбили, Брамбили – ныне не существует), примерно в 800 метрах восточнее деревни Морон, в нескольких километрах севернее Плоэрмеля («была битва при Мороне у замка Бренбили, и победили англичане», как значится во «Французской хронике»). Предполагаемое место позиции англичан (холм протяженностью 700 метров, восточнее Морона, в 110 метрах от речки, между Бранбили и подножием долины у главной дороги – на Ренн) обнаружил А. Бёрн. Следует отметить, что версия о расположении англичан на возвышенности источниками не подтверждается.

«Нормандская хроника» оценивает численность армии Ги де Неля в 1400 комбатантов. Сам сэр Уолтер писал, что с маршалом была «вся мощь Франции, Нормандии, Анжу, Мэна, Пуату, Турени, Сентонжа и Бретани», «превеликое множество латников, а прочего люда – несметно». Отчасти это пропагандистская риторика, но, кроме бретонцев («со времен Ла-Рош-Дерьена, – писал бретонский историк, – не видали столь прекрасного собрания бретонского рыцарства»), как говорит Жан де Венетт, с маршалом были «многие» французы и нормандцы. Согласно «Большим французским хроникам», при Мороне пали «многие другие дворяне, как из страны Бретонской, как из других областей французского королевства»; гибель сенешаля Анжу доказывает присутствие латников из этой провинции. Зато наличие в рядах французского войска Рауля де Каура – лишь неточность, допущенная А. де ла Бордери при изучении списков участников сражения.

Среди участников боя с английской стороны ле Бейкер называет Роберта Ноллиса, а один из свидетелей на суде рыцарства (процесс Скроупа и Гросвенора, 1386 г.), сэр Джон де Брюэз, поведал, что видел одного из Скроупов (кто это был, он не знал) с гербом этого рода (на лазури золотой пояс) в битве при Мороне.

Маршал подошел утром, но не слишком рано, и к этому времени Бентли спешил и выстроил своих людей в боевых порядках. Латники –  упираясь спиной в живую изгородь, в линию, очевидно, вдоль гребня холма, а лучники – на флангах. Построение, безусловно, было удачным, но на открытой местности, без полевых укреплений, рвов, леса или, на худой конец, повозок. По крайней мере, так подчеркивал в своем послании канцлеру сам Бентли. Однако, он не только счел нужным заметить наличие у себя лучников (на которых явно был зол), но и автор «Нормандской хроники» описывает наличие зарослей в тылу английской позиции, а в «Скалахронике» отмечено (случайно ли?), что битва состоялась «при Мороне, близ леса Onglis». Впрочем, численное преимущество оставалось за противником. (Бретонская традиция – впервые в стихотворном жизнеописании Жана IV, написанном Гийомом де Сент-Андре в первой половине 1380-х гг., – сообщает даже, что «людей графа де Монфора» при Мороне «было вполовину меньше французов».) Неудивительно, что Ги де Нель, считая положение англичан безнадежным, прислал к сэру Уолтеру гонца с предложением – сдаваться вместе со своим отрядом. Бентли отказался.

Ле Бейкер отмечает, что в тылу французского войска был холм с крутыми склонами, и эта позиция была выбрана намеренно, чтобы поднять дух и без того храбрых воинов, наглядно показав им, что бегство невозможно. (Любопытная зарисовка, позволяющая задаться вопросом, насколько серьезным было количественное превосходство франко-бретонской армии.) Французы планировали рассеять английских лучников с помощью конницы (Роже, сир д’Анжэ, со 140 конными латниками), а затем атаковать в пеших порядках по фронту, для чего маршал сам спешился и спешил всех остальных своих людей. Можно предполагать, что конный отряд стоял на левом фланге, где холм значительно понижается. Поскольку на правом крыле подъем очень крутой, смысла использовать здесь конницу не было. Из квитанций на выплату жалованья, выданных в Малетруа, следует, что у французов имелись не только отряды латников (как у Жана де Малетруа и Гийома де По), но преобладали смешанные роты (Жан, сир де Кергорле, с 7 латниками и 10 лучниками; Сильвестр де Кенефгю, с латником и 3 лучниками; Ив Шаррюэль, с 23 латниками и 30 лучниками; Гийом де ла Марш, с 13 латниками и 19 лучниками, и т.д.). Однако, о роли пехоты в битве не сообщает ничего ни один источник, разве что простолюдины или pedites упоминаются среди павших.

Так или иначе, но французский план почти удался. Сеньор д’Анжэ налетел на лучников (вероятно, только одного из флангов) английской армии. Их позиции не были ничем прикрыты, и для рукопашного боя стрелки подходили мало. Неудивительно, что, видя приближение французских латников, многие побежали (возможно, скрывшись от всадников за той же живой изгородью), другие были изрублены. Согласно явно завышенным данным «Нормандской хроники», погибло более 600 лучников, т.е. 3/4 от всего их числа.

В центре французские спешенные латники и пехотинцы поднялись вверх по холму, не без труда преодолев густую траву, в которой путались ноги, и стали давить на английских латников, пока не прижали их прямо к изгороди. Англичане сражались с мужеством обреченных, но исход сражения колебался до последнего. Внезапно, большой отряд французов (им командовали сир д’Амбю и Жан де Бомануар, герой Боя Тридцати) вышел из боя и начал отступать вниз по склону. Ободренные англичане усилили натиск. Не исключено, что им оказали серьезную поддержку лучники левого фланга, где не было конной атаки противника. Вскоре прочие отряды армии маршала последовали примеру Бомануара. Вся французская армия рассеялась. Бой длился от вечерни до захода солнца.

Победа обошлась очень недешево (вопреки похвальбе Бентли в своем письме, что он практически не понес потерь), почти все уцелевшие были изранены, включая самого командующего (эти тяжкие раны унесут его в могилу спустя семь лет). К тому же, Бентли велел обезглавить 30 лучников (несомненно, лишь часть виновных) за трусливое бегство с поля боя «в разгар сражения». Эта расправа, несомненно, подняла моральный дух и укрепила дисциплину, но еще больше ослабила его силы. Пришлось срочно слать в Англию просьбы о присылке свежих подкреплений.

Но франко-бретонцы понесли еще более тяжкий урон. Подсчет павших по приказу Бентли выявил гибель до 140 рыцарей и 500 оруженосцев, все в гербовых коттах. Сами французы считали, что лишились убитыми 7 баннере и 44 рыцарей, а всего пали и оказались в плену 800 французских латников. Среди убитых вражеских командиров были сам маршал Ги де Нель («тяжкая потеря, ибо был он храбрым рыцарем и весьма доблестным»), сенешаль Анжу (Робер Мюле), сенешаль Бенавана, Колар Шателен де Бовэ, виконт Ален де Роан (на тот момент самый влиятельный бретонский аристократ, его отец Ален VIII пал при Ла-Рош-Дерьене), масса прочих бретонских сторонников партии де Блуа – Жан Фрер, сир де Кентен, сир де Тинтеньяк, сир де Рожмон, сир де Монтобан, сир де Ришмон, Рено де Монтобан, Робер Рагенель, Гийом де Ламэ (Ланнуа), Офрэ де Монбурше, Гийом де Вьелькастель, Гийом де ла Марш. Число павших простолюдинов-пехотинцев никто узнать не удосужился.

В плену оказались девять сеньоров (сир де Брикбек – «Робер [Гийом] де Бертран Младший», сын маршала Робера де Бертрана, в действительности, видимо, вскоре умер от ран; Тристан де Меньелэ, сир де Малетруа, виконт де Коэтман, Жоффруа де Кёйген, Жан де Лаваль, сир д’Инши, Шарль д’Аржвиль и Жан де ла Мюс) и многие другие рыцари и оруженосцы, числом до 160 чел. (более 130 дворян и восемь сеньоров, согласно ле Бейкеру). Тибо, сир де Рошфор, похоже, спасся.

Недавно основанный Иоанном II орден Звезды лишился при Мороне 45 рыцарей – убитыми и пленными. По легенде, приводимой Жаном ле Белем и Фруассаром, пали 89 / более 90 рыцарей ордена. Но этот рассказ не отличается достоверностью (неточности в датой и деталями сражения – французы попали в засаду), как и декларируемая хронистами причина гибели рыцарей – они поклялись не бежать (вопреки легенде, поражение при Мороне отнюдь не стало завершением истории данного ордена).

Благодаря этой полузабытой победе французы на 12 лет оставили попытки всерьез оспорить Бретань у англичан. Тем не менее, никаких территориальных приобретений Морон английской партии не принес. В тактическом отношении Морон лишний раз продемонстрировал уязвимость лучников в ближнем бою, к тому же – застигнутых врасплох конницей. Причина, видимо, в неудачном решении Бентли, занявшего не очень выгодную позицию, а также в составе его войска, собранного с бору по сосенке и не обладавшего должной стойкостью. Французы, напротив, удачно применили свою конницу, хотя и только на одном крыле (видимо, оттого, что на другом имелись слишком крутые склоны холма). Вероятно, д’Анжэ предпринял не фронтальный натиск (печальные последствия которого продемонстрировали Морле, Креси, Люналонж, Пуатье), а обошел лучников с фланга, чем и добился успеха. Однако, стойкость латников (удержавшихся благодаря зарослям кустов на вершине холма – бежать было некуда!) нейтрализовала французов на других участках боя и принесла англичанам победу – воистину «одно из чудесных сражений, выигранных в Бретонской войне», как признавался сэр Томас Грей в своей «Скалахронике».

Верх страницы Низ страницы
Перейти на страницу : 1
Просмотр страницы 1 [25 сообщений на странице]
Перейти на форум :
Искать на этом форуме
Версия для печати
Отправить ссылку на e-mail
zorich books


(Удалить все cookies этого сайта)
Работает MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2020 PD9 Software